Институт научных исследований третьего тысячелетия

Глава 21. Феномен санкций в ходе Украинского конфликта 2014 года. Историческая ретроспектива. Средние века: санкции, как варварский обычай

Читать главу 20

Питер Артсен. Рынок. XVI в.

Никому нельзя будет ни покупать, ни продавать,

кроме того, кто имеет это начертание,

или имя зверя, или число имени его.

Новый Завет, Откр:13-17

Как мы ранее рассказали, первым случаем применения санкций (репрессалий) было ограничение Афинами на торговлю и на использование портов жителями района Мегары на перешейке между Пелопоннесом и Аттикой (433 – 432 гг. до н.э.).

Потом о применении санкций (репрессалий) ничего неизвестно. Позднейшее римское законодательство не знает репрессалий; их восстанавливают только варварские народы (IV – V вв., во времена заката Римской империи). Суть репрессалий состояла в том, что если два правителя не могли решить вопросы дипломатическим путем, они зачастую выдавали соответствующие грамоты на право изъятия имущества у торговцев и остальных граждан другой страны. Все это мешало взаимной торговле. В современном мире этому соответствуют санкции по аресту счетов и фактически по ограничению торговли. 

Императорские указы, начиная с V в., тщетно борются с этим новым обычаем (особенно конституция Юстиниана 537 г. — новелла 52).

Текст данной новеллы гласил следующее.

«На имущество одного лица не должен быть наложен арест из-за действий другого лица, в противном случае имущество должно быть восстановлено в четырехкратном размере.

Недобросовестные захваты и незаконные поборы были осуждены другими законами, особенно принятыми нами; и мы не можем понять, как так происходит, что, хотя такая практика запрещена большим количеством законов, она по-прежнему существует и практикуется, а случаев больше, чем эффекта от этих законов.

c. 1. Мы, соответственно, желаем, чтобы никакой захват (собственности одного человека из-за кого-то другого) не действовал в нашей республике, либо на ярмарках, где, как мы знаем, это особенно делается, или в полях, так и в городах или в деревнях, либо ввиду отличия человека от жителей городов или деревень, или против крепостных или в отношении кого-либо другого и в любое время. Человек, который смеет вымогать деньги или что-нибудь еще от одного человека к другому путем изъятия, должен восстановить это в четырехкратном размере в адрес человека, против которого была использована сила, и нарушитель в дальнейшем теряет свое право на иск против человека, за чей счет он сделал такое взыскание. Ибо это абсурдно, что долг за счет одного человека надо требовать от другого».

К тексту данного закона люди пришли не сразу, а по причине многолетнего беспорядка, который начался с дипломатических неурядиц в распадающейся Римской империи и закончился рейдерством в адрес торговцев, иностранцев, жителей других провинций, городов и сел.

В наше время мы снова наблюдаем похожую картину – два политических лидера имеют разные взгляды на геополитическое устройство, на принципы самоопределения народов, а в результате арестовываются счета людей, которые никакого отношения не имеют к данному вопросу. Вводятся абсурдные торговые ограничения, приостанавливаются операции целых банков. Конечно, все эти современные санкции не могут быть законными – их не одобрило ни мировое сообщество, ни ООН, более того – все мировое сообщество (за исключением нескольких политиков) недвусмысленно выступило против таких санкций.

В Средние века каноническое право также осуждает репрессалии, как обычай незаконный и запрещенный лионским собором 1274 г. В феодальной Европе репрессалии развились чрезвычайно. Территориальные власти, не будучи в состоянии заменить репрессалии организованным правосудием, довольствовались, на первых порах, установлением известного контроля над применением репрессалий со стороны собственных подданных. Ранее, чем в других странах, такой контроль был установлен статутами городских общин в Ломбардии. Репрессалии без ведома общины были безусловно воспрещены. Община допускала их только по важному поводу и давала разрешение на репрессалии только своим гражданам, а не иностранцам.

Власти, получив просьбу о выдаче разрешения, открывали формальный процесс, с участием общины или граждан, против которых подана жалоба. Если последняя признана справедливой, власти делали попытку уладить спор дипломатическим путем и только в случае неудачи переговоров могли выдать заинтересованному лицу патент на репрессалии. Патент уполномочивал его к задержанию в любом месте граждан государства-обидчика, вместе с их имуществом. Об исполнении заботился сам владелец патента, но задержанные лица и имущество должны были быть представлены властям.

При неурядице, повсеместно господствовавшей в средние века, контроль за репрессалиями был чрезвычайно затруднителен, и они весьма тяжело отзывались на интересах международной торговли. В XII—XIV веках репрессалии носили название «litterae repressaliarum», «cartae repressaliarum», «marca», «pignorationes». В дальнейшем частные репрессалии вышли из обращения.

Как видим, в истории Западной Европы существовало несколько этапов всплеска санкций (репрессалий), с промежутком около 800-900 лет.

  • 433 г. до н. э.
  • IV – V вв.
  • XII – XIV вв.
  • XX – XXI в.

В терминах цикла 840 эти даты составили бы следующие значения:

Следует полагать, что вышеуказанные даты могут с высокой вероятностью служить некими пиковыми значениями роста числа репрессалий в силу значительных сбоев в дипломатических институтах. Данные сбои связаны с падением уровня правового общества и государства, являются следствием варваризации общества и экономики.

Сегодняшние санкции – это первые сигналы такой варваризации международных дипломатических и экономических институтов. Данная тенденция будет нарастать в течение последующих 100 лет, пока не будет выведена из обращения «Обществом нового, более совершенного типа».

Сегодняшние дипломатические и международные институты себя полностью исчерпали и должны быть заменены новыми, более совершенными формами, в которых возрастет значение мнения каждого государства, интересы каждого государства будут учтены. Как в экономике существует антимонопольное законодательство, так и в политике – не должно быть избыточно влиятельных союзов и государств.

Данная тенденция идет по нарастающей: от существования рабства и феодализма – до свержения колониального строя в XIX веке. Сегодня мы наблюдаем колониальную систему в политике и экономике, которая является синдромом и пережитком колониальной зависимости прошлых веков. Необходимо обеспечить полный суверенитет государств. Наиболее крупные экономические субъекты отдельного государства не должны быть собственностью иностранных лиц и организаций, так как в этом случае нарушается суверенитет государственной экономики, наблюдается монополизация мировых экономик в целом.

Как мы знаем, Исламская революция в Иране в 1979 г. привела к национализации нефтяных предприятий, что свидетельствовало о желании страны выйти из экономического рабства – тенденция закономерная и справедливая. В то же время, варварский обычай введения санкций со стороны США тут же поставил Иран на грань выживания и вынудил его ужесточить внешнюю политику, лишь усугубив ситуацию.

Россия с 2001 по 2013 год повысила процент контроля государством своей экономики, особенно в нефтяном секторе. В результате США попытались выставить Президента России Путина в неблагоприятном свете – по причине отсутствия перспектив контроля над месторождениями нефти и газа со стороны США. Помимо этого, США пытается раскачать ситуацию в близлежащих районах – на Украине, в Абхазии, Приднестровье, Нагорном Карабахе, готовит провокации в Сибири, Москве, в Санкт-Петербурге, поддерживает оппозицию, налагает санкции и делает другие агрессивные шаги, которые неприемлемы в цивилизованном обществе.

Все эти сигналы являются неблагоприятными и символизируют общее состояние заката международных и дипломатических институтов в том виде, в котором они существуют сейчас.

В системе международных отношений необходима глобальная перезагрузка, причем делать ее необходимо из других центров – России, Китая, Индии, Бразилии, Ирана, Аргентины, Турции, Израиля, Японии и др. Следом должны подтянуться Евросоюз и, возможно, США, Великобритания, Канада, Австралия тоже вступят в данные отношения после понимания того факта, что экономических и политических провинций больше не существует, а международные отношения нужно строить на основе истинного и равноправного партнерства.

 Читать Главу 22    Вернуться к оглавлению

11 августа 2014

5

Комментарии (-1)