Институт научных исследований третьего тысячелетия

Часть 9. 1951 - 1967. БИРМА. ОПЕРАЦИЯ ЦРУ PAPER: незаконные вторжения, подрывная деятельность и международная торговля героином

Читать Часть 8. ИНДОНЕЗИЯ. 1965. СВЕРЖЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА СУКАРНО. Американский нацизм против индонезийского общества «справедливости и процветания» Панча Сила.

«Если опиум может быть полезным в достижении победы, картина была ясна. Мы бы использовали опиум».

William Peers [OSS/CIA] and Dean Brellis , Behind the Burma Road (Boston: Little, Brown, 1963), p. 64 

Солдаты Гоминьдана.

Всякий раз, когда исследуем очередное мероприятие ЦРУ, кажется, что оно и есть самое главное в истории тайных войн ЦРУ. Сейчас перед нами задача описать историю вторжения США в интересы Бирмы в ходе операции «PAPER». Эта неудачная и малоизвестная, в целом, операция не достигла никаких ожидаемых ЦРУ результатов и только навредила процессу сдерживания коммунизма в Азии. Многие труды по истории Бирмы про «PAPER» вообще не упоминают. Но так уж получается, что эта операция – вновь самая главная. Эта история открыла новую страницу истории ЦРУ в борьбе за контроль над мировым наркотрафиком.

Наркотрафик

 Маршруты оборота наркотиков по данным ЦРУ. Источник: http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Drugroutemap.gif

В конце 2009 года заместитель Генерального секретаря ООН, исполнительный директор управления ООН по наркотикам и преступности Антонио Мариа Коста сообщил газете «The Observer», что многомиллиардные суммы долларов, полученные от наркоторговли, помогли удержать финансовую систему на плаву в разгар мирового финансового кризиса: «Это был момент (в конце 2008 года), когда система была в основном парализована из-за нежелания банков давать деньги в долг друг другу», «во многих случаях деньги от наркоторговли были единственным ликвидным инвестиционным капиталом. Во втором полугодии 2008 года ликвидность была основной проблемой банковской системы, а потому ликвидный капитал стал важным фактором». По его словам, в результате экономическая система поглотила значительную часть средств, полученных преступным миром от торговли наркотиками и насчитывающих 352 млрд. долларов США.

«Мировой наркотрафик оценивается в сумму 800 миллиардов долларов ежегодно, что приравнивает его к рынку оборота нефти. Банковская система является одним из основных бенефициаров наркоденег: только 0,5% средств, полученных от реализации наркотиков, конфискуются. Поэтому одна из задач наркополицейских и финансовых разведок государств состоит в том, чтобы затруднить ввод таких денег в банки», – сообщил Виктор Иванов, директор Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков.

Даниэль Эстулин в книге «Секреты Бильдербергского клуба» пишет:

«один из экспертов по вопросам отмывания денег, занимающий высокий пост в агентстве при правительстве США, которое отслеживает международный перевод капитала, сказал мне, что «торговля наркотиками ежегодно приносит около 590 миллиардов евро, освобожденных от уплаты налогов».

В действительности средства, вырученные от продажи наркотиков,

«являются неотъемлемой и очень важной частью мировой банковской и финансовой систем, поскольку обеспечивают экономику ликвидными наличными деньгами, необходимыми для совершения огромных ежемесячных выплат по производным ценным бумагам и вливаний в инвестиционные «мыльные пузыри» в США и Великобритании», – пишет Майкл Рупперт, бывший агент полиции Лос-Анджелеса и автор бестселлера «Переходя Рубикон» («Crossing the Rubicon»), посвященного проблеме торговли героином.

В 2000 году журнал «Le Monde Diplomatique» оценил ежегодную сумму прибыли от наркоторговли приблизительно в 420 миллиардов евро.

Выращивание опиумного мака сосредоточено главным образом в Южной Америке, странах «Золотого треугольника» (Лаос, Бирма, Таиланд) и «Золотого полумесяца» (Афганистан, Пакистан, Иран). В Азии опиумный мак произрастает в узкой горной зоне на высоте 1400 метров протяженностью в 6000 километров. Незадолго до полного созревания мак цветет. Спустя неделю лепестки цветков опадают, и остается только семенная коробочка, с которой собирается опиумная смола. При сборе урожая семенные коробочки надрезаются бритвой или острым ножом.

Плантации опиумного мака в Бирме

За ночь белая жидкость окисляется до коричневатой массы, соскабливается ножом и в виде шариков заворачивается в банановые листья.

«Представители племен за опиум-сырец получают оплату в виде золотых слитков в один килограмм, которые изготавливаются швейцарским банком „Credit Suisse“. Их делают с единственной целью – расплатиться со сборщиками опиума. Стандартные золотые слитки используются на рынке Гонконга крупными покупателями опиума-сырца или частично переработанного героина. Этот же способ применяется для оплаты белуджским племенам, которые занимались торговлей наркотиками с давних времен. „Сезон наркотиков“, как его называют, совпадает с резкой активизацией торговли золотом на рынке Гонконга, – пишет в своей книге «Иерархия заговорщиков: Комитет трехсот» Джон Колеман. – Опиум-сырец из „Золотого треугольника“ переправляется сицилийской мафии и конечным переработчикам во Францию, которые завершают очистку героина. В лаборатории из опиумной смолы получают морфин. В лабораториях, усеявших морское побережье от Марселя до Монте-Карло. Важным веществом, применяемым при производстве наркотиков, является уксусный ангидрид. Помимо этого, используются также карбонат натрия, активированный уголь, хлороформ, этиловый спирт, эфир и ацетон.

Сбор урожая опиумного мака в Бирме

 В настоящее время Ливан и Турция наращивают производство очищенного героина, и за последние четыре года в этих двух странах появилось множество героиновых лабораторий. Балканский путь представлен тремя наркомаршрутами:

  • Южный: Турция – Греция – Албания – Италия.
  • Центральный: Турция – Болгария – Македония – Сербия – Черногория – Босния и Герцеговина – Хорватия – Словения – Италия – Австрия;
  • Северный: Турция – Болгария – Румыния – Австрия – Венгрия – Чехия – Польша – Германия.

Маршрут перевозки опиума-сырца из стран «Золотого полумесяца» проходит через Иран, Турцию и Ливан. Шах Ирана держал страну под контролем, он запретил торговать героином, и этот запрет действовал до тех пор, пока вопрос не был «урегулирован». Опиум-сырец из Турции и Ливана доставляется на Корсику, откуда, с молчаливого согласия семейства Гримальди, перевозится на судах в Монте-Карло. Монако – это самый крупный центр переработки опиума в мире. Без согласия и участия в доле семьи Гримальди осуществить все это невозможно. Принцесса Грейс была убита потому, что принц Райнер попытался получить больший кусок пирога за счет тех, кто находится наверху этой наркоцепочки. Он не обращал внимания на предупреждения, поскольку думал, что неприкосновенен.

Пакистанские лаборатории (под вывеской «военных оборонных лабораторий») доводят героин до гораздо более высокой степени очистки, чем раньше, но самая высокая степень очистки достигается пока только в лабораториях на французском побережье Средиземного моря и в Турции. Решающую роль в финансировании подобных операций также играют банки. Джон Колеман отвечает на вопрос, каким образом банки с их респектабельной репутацией оказываются втянутыми в грязную торговлю наркотиками: 

«Одним из видов участия банков является финансирование компаний, импортирующих химикаты, необходимые для переработки опиума. Банковская корпорация «Гонконг-Шанхай», имеющая представительство в Лондоне, находится как раз в центре наркоторговли благодаря компании «Tejapaibul», которая имеет счета в этом банке. Чем занимается эта компания? Она импортирует в Гонконг большую часть химических препаратов, необходимых для очистки героина. …Нас не должно удивлять то, что оперативные работники Управления по борьбе с наркотиками США не могут проверить грузовые декларации судов, пока те не покинут порт Гонконга. …Другая деятельность, приносящая значительные поступления в банки, – это их участие в оптовых поставках уксусного ангидрида, важного химического вещества, необходимого для переработки опиума в героин».

По мнению Антони Дестефано («The Wall Street Journal», 9 сентября 1985 года), албанская мафия в США контролировала «от 25 до 40 процентов поставок героина в Соединенные Штаты» по маршруту, который пролегал через Белград и Стамбул. Кампании, развернутые правительствами США и Европы для ужесточения борьбы с наркотиками, нерезультативны. Если бы государственные органы действительно захотели искоренить это зло, они могли бы принять законы, обязывающие производителей уксусного ангидрида вести точный учет компаний, приобретающих этот химикат, с указанием того, для каких целей он используется.

Не стоит ожидать от правительства слишком многого. Его попытка искоренить торговлю наркотиками вызвала бы крайнее недовольство влиятельнейших семей Европы и восточного либерального истеблишмента США, которым достается львиная доля этих 590 миллиардов евро. Нужно отметить, что лидер, который на самом деле захотел бы покончить с наркокурьерами, сразу же стал бы жертвой политического убийства. Почему же столько времени скрывались имена истинных виновников, благородных семей Великобритании и Северной Америки? Ответ прост: потому что банки получают выгоду от незаконной торговли через армию посредников и предприятий-призраков, таким образом, скрывая свою причастность к наркоторговле от общественности. Наркотики, еще раз это подчеркнем, – это большой, возможно, самый большой бизнес в мире.

История установления ЦРУ (и через него влиятельными семьями) контроля за наркотрафиком начинается с Бирмы. Стоит заострить внимание на том, что ЦРУ не получало на многие свои операции ни цента из бюджета США. Участие в незаконной торговле наркотиками позволяло   ЦРУ решать многие секретные задачи на протяжении 60 с лишним лет. Питер Дейл Скотт, изучавший роль США в организации поставок опиума из Золотого треугольника, отмечал, что с Бирмы

«ЦРУ начало свою пятидесятилетнюю историю косвенного содействия и контроля сил, вовлеченных в значительное расширение производства опиатов, в группе последовательных областей, которые ранее не были основными в международном трафике наркотиков. Это история, которая продолжается почти непрерывно, из Таиланда и Бирмы через Лаос до 1970-х годов, а затем на территории современного Афганистана."

 

Питер Дейл Скотт (род. 1929), бывший дипломат и профессор Калифорнийского университета в Беркли, автор многих работ, содержащих критику американской внешней политики

Исследование данного процесса привело Питера Дейла Скотта к проверке программ использования иррегулярных сил в Бирме. Любое исследование данного предмета вызывает вопросы, на которые архивные документы в настоящее время не могут полностью ответить. Некоторые из наиболее секретных и важных записей, в основном тех, которые исходят из офиса координации политики ЦРУ, инициировавшего операцию «PAPER», до сих пор закрыты для публичного просмотра. Другие, такие как документы «World Commerce Corporation» или «Willis Bird import-export firm» в Бангкоке, вероятно, сказали бы нам мало, даже если бы они у нас были. И некоторые, наиболее важные события, такие, как путь, по которому тайско-бирманский опиум вскоре достиг улиц Бостона, вероятно, никогда не были документированы. Эта тема, по мнению Питера Дейла Скотта, является наиболее важной в послевоенной истории Китая, Юго-Восточной Азии и глобального наркотрафика.

Необходимую поддержку со стороны США, прежде всего, в виде поставок вооружений с воздуха, иррегулярные силы китайской гоминдановской армии Ли Ми, покинувшей страну после провозглашения КНР в 1949 году, контролировали, по словам американского «смотрителя», начальника офиса координации политики «Дальний Восток» Ричарда Стилуэлла, «почти треть мировых поставок опиума». Бертон Херш, который передал комментарий Стилуэлла, добавил к нему свое собственное замечание, согласно которому гоминдановские нерегулярные войска Ли Ми «с течением времени стали важным коммерческим активом для ЦРУ».

Средства от наркобизнеса шли на хозрасчетное финансирование операций ЦРУ в Юго-Восточной Азии, с целью поддержки антикоммунистических кругов, но не поступали напрямую под контроль ЦРУ.

Решение начать операцию «PAPER» в Бирме было принято в небольшом кругу в офисе координации политики ЦРУ, в частности, Десмондом Фитцджеральдом и Ричардом Стилуэллом совместно с бывшим главой Управления стратегических служб Уильямом Донованом, который высказывался за истребление коммунизма на основе политики сдерживания Государственного департамента. Данная операция к 1959 году привела к войне в Лаосе, миролюбивом буддийском государстве, затем во Вьетнаме и Камбодже, охватив практически всю Юго-Восточную Азию.

 

Десмонд Фитцджеральд (1910 – 1967). Заместитель директора ЦРА, обладатель национальной медали в области безопасности. Работал в Дальневосточном дивизионе над операциями в Китае, Тибете, Филиппинах, Японии и Корее. На момент инициирования операции в Бирме – заместитель руководителя дальневосточного подразделения Управления координации политики ЦРУ, советник иррегулярных сил в Бирме. После Управления координации политики работал в Директорате по планам. В итоге возглавил весь Дальневосточный дивизион. Вводил в курс дела нового Директора ЦРУ Джона МакКоэна после увольнения Аллена Даллеса в результате провала спецоперации в Заливе Свиней на Кубе. В 1966 г. стал заместителем Директора ЦРУ по планам. Умер в возрасте 57 лет в результате сердечного приступа.

 

Ричард Стилуэлл (1917 - 1991).

Руководитель Дальневосточного дивизиона ЦРУ, куратор операции «PAPER». Армейский генерал, командующий крупными подразделениями сил США в Таиланде (1965–1967), Вьетнаме (1968–1969), в Корее (1973–1976). Один из наиболее влиятельных представителей элиты США, входил в управление 12 различных неправительственных организаций.

По мнению Питера Дейла Скотта, США несут общую ответственность за огромный рост глобальной торговли наркотиками со времен Второй мировой войны. Примером этому может служить более чем двукратный рост производства афганского опия с момента вторжения США в эту страну в 2001 году. Ответственность США за доминирующую роль Афганистана в мировом трафике героина является копией того, что произошло в Бирме, Таиланде и Лаосе в период с конца 1940-х и до 1970-х годов. Пока нет достаточных данных, чтобы сделать вывод о прямой ответственности власти США за фактически многократное увеличение трафика героина. Понимание этого явления должно вдохновлять будущую научную работу по незаконному обороту наркотиков в Азии. Питер Дэйл Скотт выделяет четыре фигуры, которые, вероятно, несли личную ответственность за инициацию и организацию наркоторговли: Уильям Донован, сэр Уильям Стефенсон, Пол Хэлливел и Уиллис Берд.

Уильям «Дикий Билл» Донован (1883 - 1959), Директор Управления стратегических служб (1942 - 1945).

Участник Международного Нюрнбергского военного трибунала в качестве помощника судьи Джексона от США. В 1953 - 1954 гг. американский посол в Таиланде.

Сэр Уильям Стефенсон (1897–1989).

Друг Уильяма Донована, организатор Британского центра координации безопасности (с 1940 г.), занимавшего 35 и 36 этажи в Рокфеллеровском центре, представлял MI5 и MI6 и др.

Донован и Стефенсон организовали Всемирную торговую корпорацию (WTC), которая была чрезвычайно активна в Бангкоке. Стефенсон поддерживал сильную личную связь с королем Рамой IX, принял на работу Джеймса Томпсона, последнего командующего Управления стратегических операций в Бангкоке, с целью оставить там местного представителя WTC ВСЦ. Это привело к финансированию WTC тайской шелковой компании Томпсона, успешного коммерческого предприятия, которая также прикрывала его неоднократные поездки к северо-восточной границе Таиланда с Лаосом, где проводились будущие операции ЦРУ.

Пол Хелливел (1915–1976).

Начальник специальной разведки УСС в Юньнане во время Второй мировой войны. Юрист и агент ЦРУ, как инструмента для основания компании CAT (Организация гражданского воздушного транспорта), прикрытия для поставок оружия и операций с воздуха в Бирме, на Кубе. Позднее реорганизовалась в AirAmerica, оператора ЦРУ во время войны во Вьетнаме.

 

Уиллис Берд.

Рекрутирован Донованом, будучи выпускником школы финансов в Вортоне, топ-руководителем компании Сирс Робак в Пенсильвании и Нью-Йорке. сооснователь фондовой биржи в Бангкоке. Имел родственные связи с государственными деятелями Таиланда, будучи женатым на сестре министра иностранных дел Сидди Саветсилы.

Дэйлу Скотту удалось проследить связи, с помощью которых деньги и золото нацистов, разграбленные после Второй мировой войны, отмытые Алленом Даллесом и сэром Уильямом Стефенсоном, достигли Таиланда.Структуры WTC Пола Хелливела и Уиллиса Берда явились теми столпами, которые не только финансировали и обеспечивали спецоперации ЦРУ, но и активно участвовали в организации наркоторговли. Хелливел, в частности, был главным юрисконсультом банка Меера Лански (Майями банк), который подозревался в отмывании доходов от азиатского наркотрафика.

Меер Лански (1902–1983)

Один из лидеров американской организованной преступности, известный, как «бухгалтер мафии». Наряду со своим другом и партнёром Чарльзом «Лаки» Лучано сыграл важную роль в создании «Национального преступного синдиката» в США. На протяжении десятилетий считался одним из самых влиятельных людей в стране.

Независимость Бирмы и Операция PAPER

Независимость досталась Бирме нелегко. Формально страна провозгласила независимость в 1948 году. Незадолго до этого события летом 1947 года были убиты политическими противниками руководитель национально-освободительного движения Аун Сан и члены его правительства, готовящегося принять власть у англичан. Передача власти была отложена. Уходя, англичане пообещали независимость государствам Карен, Шан и Кайя, заложив мину бесконечной гражданской войны, всего в Бирме семь штатов – Мон, Карен, Кайя, Шан, Качин, Чин и Аракан. На протяжении всего последующего времени периоды гражданской войны в Бирме сменялись военной диктатурой и наоборот. Существенную часть ответственности за это несут страны Запада, которые заинтересованы в слабой Бирме.

 

У Ну.

Бирманский политический и государственный деятель. Премьер-министр Бирмы (4.01.1947 по 12.06.1956, с 28.02.1957 по 28.10.1958, с 4.04.1960 по 2.03.1962). В 1969 г. выехал в Таиланд, где создал Объединённый национально-освободительный фронт, поставивший целью насильственное свержение правительства Революционного совета Не Вина. Арестован в 1988 г. после военного путча, обвинён в попытке создания своего правительства, отправлен под домашний арест; освобождён в 1992 г.

Вмешательство ЦРУ во внутренние дела Бирмы помогает проанализировать англоязычная литература. Обратимся к работе авторитетного американского автора, сотрудника  Департамента истории в Государственном Университете Северо-Западного Миссури в Спрингфилде Виктора С. Кауфмана «Неприятности в золотом треугольнике: Соединённые Штаты, Тайвань и 93-я национальная дивизия» (Victor S. Kaufman. Trouble in the Golden Triangle: The United States, Taiwan and the 93rd Nationalist Division //The China Quarterly.  – No. 166 (Jun., 2001). – PP. 440–456 /http://www.japanfocus.org/site/view/3436; пер. с англ. Ю. Белоуса).

История националистических нерегулярных войск Гоминьдана началась в конце 1949 года, когда коммунисты завершили завоевание материкового Китая. Небольшие группы войск националистов (Гоминьдана, KMT), начиная с декабря, входили на территории Индокитая и Бирмы со стороны китайской провинции Юньнань. Те силы, которые вступили в Индокитай, были быстро разоружены и интернированы французами. Силы, которые вошли в Бирму, расположились недалеко от деревни Тачилек, района Ченгтун, который граничит с Таиландом. Район Чентгун до 1959 года был спорной территорией. В годы Второй мировой войны он был аннексирован Таиландом, одновременно оставаясь субъектом влияния королевского дома Чентгун, последним представителем которого был Сао Саи Лонг (1945–1962). В 1949 году подразделения из нескольких тысяч солдат Гоминьдана бежали из материковой части Китая в «Золотой треугольник» Юго-Восточной Азии– северные части Бирмы, Таиланда и Лаоса. Сначала Соединенные Штаты видели в нерегулярных частях Гоминьдана полезную силу для сдерживания коммунизма и оказывали им поддержку.

Карта «Золотой треугольник Юго-Восточной Азии»

Госдепартамент США на самом раннем этапе стремился устранить проблемы, связанные с нерегулярными войсками. Еще в июне 1950 года Бирма попросила США оказать давление на Тайвань, чтобы вывести войска Ли Ми. Дипломатические сотрудники США связались с представителями Гоминьдана, но конструктивного взаимодействия по данному вопросу не произошло. Министр иностранных дел Тайваня Джордж Йо сообщил американскому представителю в Тайбэе Роберту Стронгу, что он сделал предложение гоминьдановцам сложить оружие. Стронг отметил, что есть внутренние причины для сомнений в части отношения Йо к данному вопросу. Одна из этих причин – желание Чан Кайши вернуться на материк, а Ли Ми мог бы помочь ему достичь этой цели.

К 1953 году Вашингтон стал рассматривать гоминьдановцев, как угрозу для своих интересов. Удалить же части Ли Ми было не легко, как уже отмечалось, из-за позиции лидера Тайваня Чан Кайши.

Чан Кайши, Президент Китайской Республики (1948–1975).

Силы Гоминьдана объединились с остатками китайской армии, сражавшейся с японцами во время Второй мировой войны и оставшейся в Бирме после войны. К марту 1950 года в данных местах были сосредоточены войска около 1500 человек. Эти силы включали остатки 93-й дивизии и 26-й и 81-й армий во главе с генералом Ли Ми. Все они вошли под его командование и стали известны как 93-я дивизия.

Ли Ми (1902 - 1973), высокопоставленный генерал, участник кампаний по борьбе с коммунистами (20-е – 30-е гг.), японо-китайской войны (1937 - 1945) и гражданской войны в Китае (1927 - 1950).

Бирманцам пришлось сложнее в борьбе с нерегулярными китайскими войсками, чем французам. Премьер-министр Бирмы У Ну приказал, чтобы гоминьдановцы оставили Бирму или капитулировали, Ли отказался. У Ну направил свою армию против Ли. В объединении с четырьмя антигоминьдановскими мятежами, в том числе двумя коммунистическими партизанскими движениями, бирманская армия оказалась достаточно сильной для преследования китайцев.

 

В горах Бирмы, штат Шан, около Кало.

Для США воинские части Ли Ми были хорошей возможностью для освобождения «Золотого треугольника». Потеря Таиланда и Бирмы в случае победы в них коммунизма представляла значительную угрозу американским интересам. Объединенный комитет начальников штабов (JCS) и Совет национальной безопасности США предупреждали в 1950 и 1951 годы, что победа коммунистов

«поместит Японию в условия опасного уязвимого положения и серьезно повлияет на всю позицию безопасности США в Тихом океане».

Более того, это

«облегчит проблему снабжения продуктами питания Китая и предоставит значительные количества стратегически важных материалов для СССР».

При рассмотрении предложений, как бороться с коммунистической угрозой в регионе, Объединенный комитет начальников штабов в апреле 1950 года издал ряд рекомендаций, в том числе в части программы скрытой помощи местным антикоммунистическим силам. Это дало дополнительную поддержку Корейской войны, конфликта между Северной и Южной Кореей (25 июня 1950 – 27 июля 1953). Корейская война существенно изменила политический расклад в мире. Для Китая – провал планов окончательного объединения всего Китая под властью КПК. В 1950 году руководство страны активно готовилось к занятию острова Тайвань (Чан Кайши), последнего оплота сил Гоминьдана. Американская администрация на тот момент относилась к Чан Кайши без особой симпатии и не собиралась оказывать его войскам прямую военную помощь. Однако из-за начала Корейской войны планировавшийся десант КНР на Тайвань пришлось отменить. После окончания военных действий США пересмотрели свою стратегию в регионе и недвусмысленно заявили о своей готовности защищать Тайвань в случае вторжения коммунистических армий.

Аналогичная поддержка сил Гоминьдана со стороны США возникла и в Бирме. Вскоре после вмешательства Китайской Народной Республики в войну, кабинет Центрального разведывательного управления по координации политики (OPC) предложил программу, в результате которой планировалось отвлечь военных КНР с Корейского полуострова. План предусматривал поддержать со стороны США 93-й дивизию в её вторжении в провинцию Юньнань. Директор ЦРУ Уолтер Беделл Смит был против этого плана, считая его слишком рискованным. Однако президент Гарри Трумэн увидел позитивные моменты в предложении OPC и одобрил его. Программа стала известна, как операция PAPER. Для успеха операции PAPER была необходима помощь Таиланда. OPC хотел использовать Таиланд не только как перевалочный пункт для операций снабжения в Бирме, но и в качестве предоставления дипломатического прикрытия: в случае раскрытия чиновников OPC или других американских должностных лиц, можно было отделить деятельность США от деятельности Гоминьдана. Тайский премьер-министр Плаек Пибунсонграм (Пибун), согласился помочь: во-первых, это следовало логике долгой истории тайско-бирманской вражды, во-вторых, Таиланд лелеял надежду, что расположит к себе Вашингтон, и это поспособствует экономическому и военному развитию Бангкока.

 

2478 ступ Какку в штате Шан. Ступы здесь возводили с XI в.

Пибунсонграм с супругой и Элеонора Рузвельт в Нью-Йорке, 1955.

Операция PAPER началась в начале 1951 года. Использовались самолеты, предоставленные компаниями Дженерал Клэр Шено и Гражданского воздушного транспорта (CAT), которые работали с помощью двух фиктивных компаний – Кинокомпании Дальнего Востока и Оборонной снабженческой корпорации Юго-Восточной Азии. Так Центральное разведывательное управление по координации политики осуществляло пересылку оружия и оборудования из Тайваня в Таиланд, а из Таиланда самолеты летели в Монхса, где сбрасывали поставки. Тайские госорганы помогали операции и другими способами: например, начальник тайской полиции, генерал Фан Сиянон, организовал крупные учения полиции в северном Таиланде, чтобы обеспечить прикрытие для операции.

Фан Сиянон (1910 - 1960).

Директор Таиландской национальной полиции, прославился политическими репрессиями. Деньги от продаж опиума подпитывали рост его власти на протяжении всего периода сотрудничества с ЦРУ (1950 - 1952). Использовал средства бюджета полиции для контрабанды наркотиков, в которой активно участвовали сотрудники тайской  полиции. Выстроил крупнейший синдикат в Таиланде по контрабанде опиума в 1950-е гг. При нём Таиланд закрепил позиции ключевого игрока в торговле героином в мире. Когда тайские чиновники предлагали ввести запрет на продажу опиума с 1956 г., правительство игнорировало его, аргументируя, что не сможет найти источники доходов для замещения потерянных от наркоторговли средств.

Между тем, с помощью набора и прибытия дополнительных беженцев из провинции Юньнань, по состоянию на апрель 1951 года численность войск Ли Ми составила более 4 тысяч человек. Два раза, в мае и в июне 1951 года, войска Ли Ми вторгались в провинцию Юньнань. Каждый раз, армия КНР контратаковала и заставляла гоминьдановцев отступить в Бирму с тяжелыми потерями. Но вместо того, чтобы прекратить операцию PAPER, ЦРУ удвоило усилия. Американские инженеры помогли Гоминьдану построить большую взлетно-посадочную полосу в Монсха, тем самым обеспечив транспортным самолетам больше поставок для поддержки войска Ли Ми. Компания CAT перевезла не менее 700 бойцов регулярных войск в Бирму, а обратно из Монсха перемещала опиум, который националисты начали культивировать, как способ заработать деньги.

Фактически Госдепартамент США пытался исправить то, что авторизовал сам Трумэн. Это дает убедительные доказательства, что даже сотрудники дипломатической службы не знали об операции PAPER. Действительно, когда Трумэн одобрил операцию, он приказал сделать так, чтобы высокопоставленные американский дипломаты не получали никакой информации об этом, в том числе американский посол в Рангуне Дэвид Ки. Поэтому, когда в конце апреля 1951 года посол Великобритании в Бирме Ричард Спиайт сказал Ки, что националисты получают помощь не только через Таиланд, но и «некоторые американские граждане также вовлечены», Госдепартамент утверждал иное. К примеру, заместитель помощника госсекретаря США по делам Дальнего Востока Ливингстон Мерчант заявлял, что «правительство Соединенных Штатов не имеет отношения к предоставлению помощи этим силам и, более того, предпринимает эффективные шаги для устранения действий каких-либо американских граждан, которые также могли быть привлечены к участию в этой компании». Знал ли сам госсекретарь США по делам Дальнего Востока Дин Ачесон об операции PAPER, является неясным. Ачесон присутствовал на обсуждении вопроса об использовании тайных операций против Китая. Более того, известны его тесные личные отношения с Трумэном, поэтому весьма вероятно, что он был проинформирован о программах. Тем не менее, с середины 1950 года госсекретарь работал на тем, чтобы удалить нерегулярные войска. Поэтому, либо Ачесон знал об операции и не информировал о ней подчиненных, или же он тоже не имел полной картины.

Дин Ачесон (1893 - 1971)/

Госсекретарь США (1949 - 1953)

Американские дипломаты узнали правду в конце 1951 года. В ноябре Джеффри Уоллингер, британский посол в Таиланде, поднял вопрос об иррегулярных войсках с Пибуном. По неизвестным причинам Пибун рассказал все, объясняя, что на него вышла американская разведка и попросила предоставить некоторые территории для поддержки Ли Ми. Когда Уоллингер выразил неодобрение, Пибун ответил:

«Почему вы удивлены, Вы не так заинтересованы в убийстве коммунистов, как я, или, как американцы?».

В ярости, что он не был проинформирован об американском присутствии в Бирме, бирманский посол Дэвид Ки оставил свой пост. К моменту разговора Пибуна и Уоллингера президент США пришел к выводу, что нерегулярные войска придется удалить. Было не так просто поддерживать операцию, потому что PAPER уже не являлась секретом. Другой причиной было то, что националисты угрожали той же самой политике сдерживания, которой раньше они, как планировалось, способствовали. Нерегулярные гоминьдановские войска не сформировали антикоммунистическую оппозицию в Китае и вернулись обратно в Бирму. Соответственно, возникла вполне реализуемая возможность, что КНР может также вторгнуться в Бирму, чтобы устранить гоминьдановцев (эта обеспокоенность разделялась бирманским правительством).

Хотя агенты Трумэна сомневались, что КНР будет вторгаться в Бирму, они всё-таки просчитали, что в отсутствии действий со стороны Запада Пекину потребуется всего лишь около 50 тысяч солдат, чтобы в течение двух-трех недель взять под контроль северную Бирму. Соединенные Штаты предоставили Великобритании основные полномочия по обеспечению военной и экономической помощи для Рангуна. Однако способность Лондона оказать помощь была ограничена, во-первых, слабой британской экономикой, во-вторых, рядом международных обязательств правительства в военных вопросах. Франция, увязшая в Индокитае, также вряд ли могла существенно помочь в случае китайского коммунистического нападения. В этих обстоятельствах оставалось на выбор США принять переход всей или части Бирмы к коммунизму или применить военную силу. Предыдущий курс уже дал пробоину в политике сдерживания. Корейские события увеличивали серьезные проблемы, обсуждаемые в США: как тратить больше средств на оборонный бюджет без увеличения дефицита и налогов, как сокращать расходы на социальные программы и какими новыми способами «навязывать подконтрольные правительственные режимы». Американская интервенция в Бирму на фоне Корейской войны означала открытие ещё одного фронта, который мог привести к новой мировой войне.

Ступа Чайттийо на Золотой скале, объект поклонения, Бирма

Помимо этого, в течение 1950–1951 годов премьер-министр Бирмы У Ну угрожал поднять в ООН проблему, связанную с Ли Ми и его войсками. Соединенные Штаты сначала пытались отговорить правительство У Ну от выхода на уровень ООН, одновременно Вашингтон пытался защитить место Тейбэя (Тайвань) в ООН, на которое претендовал Пекин. Но вскоре администрация Трумэна изменила свое видение китайского вопроса. Администрация в  Вашингтоне считала, что допуск КНР в ООН даст предпосылки к поощрению агрессии Тайвань правительства КПК. С другой стороны, не имело особого смысла пытаться остановить прием Пекина с целью поощрения агрессии, когда и  Тайвань может быть обвинен в совершении агрессии против КНР и Бирмы одновременно. Удаление иррегулярных войск из Бирмы помогло бы решить эту потенциальную проблему. Исполняющий обязанности госсекретаря США Джеймс Уэбб в августе 1951 года сказал Ки, что учитывая предпринятые «предыдущие усилия совместно с Тайбэем» по выводу иррегулярных войск, а также принимая во внимание набег Ли Ми в провинции Юньнань месяцем ранее, Белый дом больше не будет выступать препятствием для данных усилий». Министр иностранных дел Бирмы Сао Кхун Кхио, в конце концов, будучи убежденным, что У Ну не предпримет никаких мер в ООН, предположил, что Советский Союз сформирует «политический капитал», оказав помощь в разрешении ситуации. Но это не означало, что Рангун (Бирма) оставит попытки разрешить проблему через международные органы.

Ступа Шведагон, VIXVIII вв., самая почитаемая святыня, высота 112 м., Рангун, Бирма.

Участие США в наркотрафике раскрывает рассекреченный документ, телеграмма, переданная американским послом в Индии Честером Боулсом в Госдепартамент 19 марта 1952 года. Боулс сообщал, что Генеральный секретарь министерства иностранных дел Индии сэр Шанкар Баджпаи озабочен нахождением хорошо оснащённых войск Гоминьдана в Северной Бирме, которые оснащаются США из Таиланда. Стало известно о живущих в отеле Нхаи Наронг в Чиангмае на севере Таиланда шести-семи американцев. Поставки в Гоминьдан регулярно сопровождаются тайской местной полицией под контролем генерала Фана. Генерал Фан курирует трафик опия в зоне расположения войск Гоминьдана и в прилегающих районах. Он пользуется властью не в меру своего положения, полиция в Таиланде функционирует как независимая организация. Фан достаточно силен, чтобы соперничать с главнокомандующим вооруженных сил генералом Сиритом Танаратом и даже лично Премьером и фельдмаршалом Пибуном. Правительство Индии ищет практические средства для вывода войск Гоминьдана из этой взрывоопасной зоны. Баджпаи отметил, что тайваньские государственные силы желают разжечь проблему и втягивают США в конфликт на материковой части Китая. Это может привести к тотальной войне с Китаем при активном участии СССР. Боулс предупреждал Администрацию США, что высокопоставленные американские военные сотрудники работают в Формозе по собственной инициативе и с явным нарушением политики Правительства США. Баджпаи считает, что Соединённые Штаты косвенно ответственны за раздувание военного конфликта в Индокитае.

Ниже мы приводим полный текст секретного документа на английском и русском языках – Telegram No. 17. The Ambassador in India (Bowles) to the Department of State New Delhi, March 19, 1952. – 8 p. m. (Телеграмма американского посла в Индии Честера Боулса в Госдепартамент США совершенно секретно Нью-Дели, 19 марта, 1952 года, 20 часов / пер. Ю. Белоуса).

3406. Во вторник 18 марта Баджпаи вновь поднял вопрос относительно войск Гоминьдана в Северной Бирме и зачитал длинные отчеты, которые он получил из Посольств Индии в Рангуне и Бангкоке. … Войска Гоминьдана очень хорошо оснащены и постоянно снабжаются из Таиланда. Некоторых из менее надежных отчетов утверждают, что несколько американцев отождествляют себя с этими войсками, но определенно можно заявлять о, в общей сложности, шести или семи американских военных, сейчас живущих в отеле Нхаи Наронг в Чиангмае, на севере Таиланда. По приказу местной полиции они были освобождены от регистрации.

Отчеты продолжают: тайские правительственные силы сами не замешаны в операции, при этом поставки в Гоминьдан регулярно сопровождаются тайской местной полицией под контролем генерала Фана. Отчеты утверждают, что генерал пользуется властью не в меру своего положения, так как полиция в Таиланде функционирует в той или иной степени, как независимая организация, генерал достаточно силен, чтобы соперничать с главнокомандующим вооруженных сил генералом Сиритом Танаратом и даже лично Премьером и фельдмаршалом Пибуном.

Заявлено, что наиболее важная причина для протектората полиции, авторизованного генералом Фаном, является его интерес к трафику опия в зоне расположения войск Гоминьдана и в прилегающих районах. Заявлено, что через свои тесные связи с КМТ генерал способен завозить опиум для продажи или экспорта через Таиланд, и до тех пор, пока этот механизм контролирует Фан, вероятно, не возникнет какого-либо препятствия на пути поставок, идущих через Таиланд в войска Гоминьдана.

В заключении отчеты утверждают, что ходит много разговоров о вторжении Гоминьдана в провинцию Юньнань и предполагается, что это является объяснением недавно усилившихся отгрузок новых материалов и оборудования.

Баджпаи заявил с большим акцентом, что он полностью принимает наши гарантии, что Правительство США непосредственно не участвует каким-либо образом в этом процессе и в самом деле стремится решить вопрос, поскольку Правительство Индии ищет практические средства для вывода войск Гоминьдана из этой взрывоопасной зоны.

Но он отметил, что тайваньские государственные силы, независимо от наших пожеланий, как представляется, желают разжечь проблему и втягивают, таким образом, США в конфликт на материковой части Китая. Это может привести к тотальной войне с Китаем при активном участии СССР.

Он указал, что нет ничего противоречащего его опасениям, что китайское национальное правительство может также планировать войти в эту область, и он уверен относительно нашей честности, но он устойчиво чувствует, что если мы не займем твердую и эффективную позицию в отношении Правительства Формозы, ситуация может выйти из-под контроля.

Я снова сказал Баджпаи, что мы также озадачены выводом войск Гоминьдана, как и он, что мы четко осознаем опасность нынешней ситуации, особенно, что китайские коммунисты могут также посмотреть на ситуацию, как на предлог для военных действий в Северной Бирме.

Я спросил его, есть ли у него конкретные предложения в отношении действий, которые могли бы облегчить ситуацию. Баджпаи заявил, что он не имеет никакого особого ответа на проблему войск Гоминьдана, но ему ясно, что поставки идут от Формозы и, конечно, мы должны повлиять на правительство Формозы.

Мы должны еще раз подчеркнуть экстремальную взрывоопасность этой ситуации. Были неформальные, неофициальные и, возможно, ненадежные сообщения от посетителей Гонконга и Формозы, которые заявляют об очень опасной ситуации, и что Правительство Формозы не должно втягивать США в китайскую войну таким или каким-либо иным способом. ...Высокопоставленные военные сотрудники США работают в Формозе по собственной инициативе и с явным нарушением политики Правительства США.

Поскольку ходят такие слухи, мы считаем, что некоторые четкие шаги должны быть приняты, совместно с китайским национальным правительством, чтобы облегчить эту задачу и далее прояснить нашу позицию. Несмотря на вежливость Баджпаи, очевидно, он считает, что мы несем, по крайней мере, косвенную ответственность в этой ситуации.

Боулс.

 

Премьер-министр Джавахарлал Неру (1889–1964) и министр иностранных дел Шанкар Баджпаи (1891–1954); Честер Боулс (1901–1986), посол США в Индии в 1951–1953 гг., заместитель Госсекретаря США при Кеннеди, был вскоре отстранён, как противник активного вмешательства США во внутренние дела Вьетнама.

Бесчисленные ступы Паганского царства, Бирма, XXIII вв.

Письмо Честера Боулса показало, что операция "PAPER" больше не была секретной. К тому же стало ясно, что гоминьдановские войска не были эффективной силой. ЦРУ начало  сокращать им помощь, хотя она в какой-то мере оказывалась до середины 1953 года. Между тем, иррегулярные войска смогли вовлечь в свой состав 8 тысяч человек из местных племен, увеличив общую численность до 12 тысяч солдат. Используя угасающую американскую помощь и укрепленные военные силы, Ли Ми в августе 1952 года организовал еще один удар по Китаю. В очередной раз это закончилось неудачей, и его  войска вновь ушли в Бирму. Вместо того чтобы сдаться и вернуться на Тайвань, националисты начали распространяться по всей восточной Бирме. Они вынудили бирманских должностных лиц уйти из региона и взяли на себя управление областью, образовав государство в государстве. Представители боевиков взяли в жёны женщин из местных племен, таким образом, укрепив свой контроль над регионом. Чтобы заработать деньги, они захватили местную торговлю опиумом. При помощи бывшего генерала французских колониальных войск Ванг Пао опиум перебрасывался из Бирмы в Таиланд, где обменивался на оружие, которое поставлялось из Тайваня.

 

Бирма – крупнейший производитель героина в мире. «Золотой треугольник» — географическая зона, расположенная в горных районах Таиланда, Мьянмы и, где в середине XX века возникла система производства и торговли опиумом с организованными криминальными синдикатами, связанными с местными и мировыми элитами. Почти 50 тыс. человек обеспечивали безопасность производства, транзита и сбыта наркотиков.

Рассекреченные документы раскрывают участие США в формировании войск Ли Ми. Полную историю международного конфликта в Юго-Восточной Азии, в который оказались втянуты правительства двадцати стран, впервые без идеологических штампов проанализировал в 1995 году В. Стьюк (W. Stueck) в своей книге «The Korean War» (Корейская война /пер. на русск. Ю. Яблокова. М.: Изд-во: АСТ, 2002.  Серия: Военно-историческая библиотека). Стьюк приводит официальные стенограммы Генеральной Ассамблеи ООН 1951–1953 годов о помощи США войскам генерала Ли Ми и о работе в ООН по преодолению военного конфликта. Иррегулярные войска Ли Ми в конце 1950 года насчитывали около 4 тысяч человек, а через год – в три раза больше. В апреле и июле 1951 года эти силы вторглись из Бирмы в провинцию Юньнань на юго-западе Китая, но сразу же получили отпор. Следующее вторжение было предпринято в августе 1952 года, но имело тот же результат. Правительство США постоянно отвергало в ООН обвинения в том, что оно оказывает поддержку генералу Ли Ми. Стьюк делает предположение, что президент Трумэн и госсекретарь Ачесон могли не знать об этом, что руководило этими действиями ЦРУ. Американский историк раскрывает на основе документов ООН большую озабоченность Совета Безопасности в возможности возникновения нового военного мирового конфликта.

Первый вывод войск Гоминьдана из Бирмы

К концу 1952 года стало ясно, что Вашингтонская администрация считает нерегулярные войска не активом, а обременением для США. Помощник госсекретаря по делам Дальнего Востока Джон Эллисон писал в начале января 1953 года: «Войска Гоминьдана в Бирме рассматривались в свое время как потенциальная ценность, либо как ядро партизанских сил, которые могли бы перейти и работать в Китае, либо как бастион обороны с юга против продвижения коммунистических китайцев в Юго-Восточную Азию. Как события прояснили, нет никаких надежд, что эти войска когда-нибудь перейдут в Китай для партизанской войны против коммунистических сил, или хотя бы вернутся в свои дома». По мнению Эллисона, теперь они наносят ущерб интересам США. Они не только имеют меньшее военное значение для демократического  мира в качестве поддержки региональной обороны, чем регулярные силы организованной бирманской армии, но и коммунистическая оппозиция в Бирме использует присутствие нерегулярных сил против правительства У Ну. Кроме того, если Рангун обратит должное внимание на победу над националистическими силами Гоминьдана, то это приведет к уменьшению давления на коммунистические партизанские движения в Бирме. Учитывая ситуацию, Эллисон рекомендовал разработать программу вывода нерегулярных сил на Тайвань.

Администрация Дуайта Эйзенхауэра хотела свернуть присутствие националистов, но проблема теперь заключалась в Чан Кайши. С января по март 1953 года представители администрации Эйзенхауэра совершали многократные контакты с Тайбэем. Новый госсекретарь Джон Фостер Даллес разделял озабоченность своих предшественников, что коммунистический Китай может также вторгнуться в Бирму; он утверждал, что нерегулярные силы сейчас представляют угрозу для безопасности Юго-Восточной Азии. Более того, были отчеты, что правительство Бирмы в попытке избавиться от гоминьдановцев, также может сформировать коалицию с бирманскими коммунистами. «Такие неожиданные события, – утверждал Д. Ф. Даллес, – могут стать  самым серьезным и реальным противовесом политике США создания свободной Бирмы в свободном мире». К тому же Бирма угрожала поднять вопрос в ООН. Советский Союз, как утверждал Даллес, также может попытаться использовать дискуссию в ООН, чтобы сдвинуть Рангун в сторону коммунистического блока. Исходя из этого, Даллес приказал послу США в Тайбэе Карлу Ранкину, чтобы тот указал лидеру националистических войск Ли Ми покинуть Бирму. Если Чан попытается отложить выполнение этого приказа, «вы должны заявить, что слишком много поставлено на карту, чтобы позволить такую задержку». Ранкин выполнял инструкции, но обнаружил, что глава государства Гоминьдан не желает сдвинуться с места. Ранкин пояснял, что удалить Ли и его людей будет нелегко, особенно, из-за влияния на жителей провинции Юньнань, которые смотрят на Ли Ми, как на возможное спасение.

 

Карл Ранкин (1898 - 1991), посол США в Тайване в 1950 - 1953 гг.

Даллес был в гневе. Бирманский народ также был возмущен проволочками Чан Кайши и продолжающимися беспорядками гоминьдановцев в стране. В начале марта 1953 года Альберт Франклин, первый секретарь американского посольства в Рангуне, объяснил Уэнделлу Бланке, чиновнику по бирманским делам в Государственном департаменте, что народ Бирмы убежден: «Операции в Бирме всегда поддерживались и обеспечивались Соединенными Штатами, либо напрямую, либо с молчаливого согласия Китая и Тайваня». В феврале 1952 года вышла статья Джозефа и Ала Стюартов о том, что ЦРУ помогает «народному ополчению», таким образом, американская пресса усиливала это убеждение. Не удивляет, что бирманский министр обороны У Ба Шве смог сделать заключение, что никакие оправдания американцев не убедят бирманцев, Гоминьдан в Бирме не может настолько вырасти в силе и мощи без попустительства и поддержки американских военных властей. У Ну понимал, что если он ничего не предпримет, то Китай может вторгнуться в Бирму, и ему придется самому сложить полномочия. В конце марта У Ну решил действовать в знак протеста мало результативных попыток  американцев убрать гоминьдановцев из Бирмы. Во-первых, он разорвал экономическое соглашение о сотрудничестве между Бирмой и Соединенными Штатами. Во-вторых, вынес дело Бирмы на рассмотрение Организации Объединенных Наций. Он предупреждал, но не стал предпринимать эти действия в 1951 году, но в этот раз он решил не отступать.

Бланке, изучив ситуацию, пояснил в Госдепартаменте, что У Ну пришел к выводу, если он не поднимет вопрос в ООН, то это даст коммунистам в Бирме «еще более благоприятный климат» для создания коалиционного правительства. Серьёзной причиной для опасения  огласки вопроса в ООН, была возможность, что коммунистический Китай обвинит Бирму, как члена ООН, в попустительстве китайского националистического правительства против КНР и поддержки Гоминьдана в Бирме американскими властями. Государственный Департамент рассматривал переговоры с Рангуном, чтобы убедить бирманское правительство отложить решение о выступлении в ООН, но понял вероятную безрезультативность этих контактов.

31 марта ООН начал обсуждение Бирманской резолюции. Чан Кайши был заранее предупрежден американским послом в Тайване Карлом Ранкином, что его бездействие может повлиять на политику США в Тайване. Чан Кайши вынужден был под американским давлением уступить и согласился вывести сколько возможно бойцов  Ли Ми. Несмотря на это, Организация Объединенных Наций все же вынесла вопрос на обсуждение, итогом которого стала Резолюция (апрель 1953), в которой ООН осудила  деятельность Тайваня и ополчения; призвала все государства «воздерживаться от оказания любой помощи этим силам»; предложила пути удаления Ли Ми и его людей.

После принятия резолюции для удаления боевиков была создана четырехсторонняя комиссия, состоящая из американских, бирманских, тайваньских и тайских представителей. В июне этого же года комитет согласился с тем, что Бирма должна прекратить продолжающееся наступление против войск Ли Ми. Националисты должны были отправиться из Бирмы в Таиланд, а оттуда вернуться на Тайвань. Однако Чан Кайши не отдал приказ Ли Ми вывести войска из Бирмы. Повторяя заявление администрации Трумэна, новый заместитель Государственного секретаря Уолтер Беделл Смит предупредил Чан Кайши, что если он не отдаст приказ Ли Ми выйти из Бирмы, это может подорвать усилия США по защите места Тайваня в Организации Объединенных Наций.

Уолтер Беделл Смит (1895 - 1961), посол США в СССР (1946 - 1948), Директор Центральной разведки и глава ЦРУ США (1950 - 1953), заместитель Госсекретаря США (1953 - 954). Изначально был против операции PAPER, считая ее слишком опасной. Однако Трумэну предложение было подано напрямую от Управления по координации политики, и он его одобрил. Интересно, что поставки оружия начались еще с апреля 1950 года, а разрешение Трумэна было дано в ноябре 1950 года. Это говорит о том, что Управление по координации политики ЦРУ не рассматривало отсутствие разрешений Администрации существенным препятствием для операции.

В сентябре 1952 года исполняющий обязанности министра иностранных дел Бирмы У Кьяв Нгуен заявил, что Тайвань не имеет намерения вывести ополчение. Тайвань не принял резолюцию У Ну от 17 сентября, согласно которой не менее 5 тысяч боевиков должны покинуть Бирму в течение 35 дней с момента подписания соглашение о репатриации. Чан Кайши предложил другую формулировку: около 2 тысяч будут готовиться вернуться домой. Нежелание Чан Кайши эвакуировать Ли Ми из Бирмы переполнило чашу терпения правительства У Ну. В знак протеста, Бирма вышла из четырехстороннего комитета по репатриации.

 26 ноября 1953 года Бирму с двухдневным визитом посетил вице-президент США Ричард Никсон. На фото: Никсон звонит в колокол в ступе Шведагон в Рангуне. В древнем городе Пегу Никсона приветствовали демонстранты, несущие таблички с такими лозунгами, как: «Бирма не место для янки, поджигателей войны», а громкоговоритель декламировал антиамериканские стихи. http://www.nytimes.com/2003/11/29/opinion/29iht-edold_ed3_.html

Трудности принятия решения о выводе войск из Бирмы не определялись только волей правительства Тайваня. Националистическое правительство справедливо утверждало, что не все силы Гоминьдана в Бирме согласны вернуться домой. Некоторые были завербованы из местного населения, и не хотели покидать родину. Другие образовали семьи и желали остаться с ними. Наконец, в некоторых иррегулярных частях получали прибыли от торговли опиумом и не хотели её потерять. Кроме того, бирманское правительство, полагая, что Чан Кайши не поддержит любое из соглашений о репатриации, продолжало боевые действия против боевиков, что затрудняло, по заявлению Ли Ми начало вывода войск. Эйзенхауэр лично работал по преодолению военного кризиса между Бирмой и Тайванем.

В конце сентября он направил письма У Ну и Чан Кайши, призывая их добиваться выполнения соглашения о репатриации. Правительство националистов публично пообещало вывести 2 тысячи боевиков и их иждивенцев из Бирмы, а также прекратить поставлять войска. Хотя это было меньше, чем хотелось Рангуну, сам факт, что обещание было сделано публично, удовлетворил Бирманское правительство, которое согласилось на прекращение огня. В течение следующих одиннадцати месяцев к удивлению Чан Кайши и к удовлетворению бирманского правительства 5 тысяч 700 человек (включая Ли Ми) и еще 880 иждивенцев были выведены из Бирмы на Тайвань. Но в составе репатриированных частей были бирманские новобранцы, которые после обучения в Тайване вернулись в Бирму и продолжили борьбу против Китая, раненые, больные, насильно мобилизованные в армию шаны (бирманская народность) и др. Сданное при эвакуации оружие оказалось вышедшим из строя. Не стало секретом, что основная и наиболее боеспособная часть гоминьдановцев осталась в Бирме.

Буддийский монастырь Таунг-Калат, гора Попа, Центральная Бирма

Убедившись в этом, бирманская армия возобновила наступательные действия, в ходе которых лучшие части гоминьдановцев были летом 1954 года разгромлены. Однако, по подсчетам наблюдателей, генерал Ли Ми все еще обладал шеститысячной армией и регулярно продолжал получать подкрепления и оружие с Тайваня, без чего он не мог бы продолжать войну. После этого гоминьдановцы уже не пытались штурмовать города, но даже после очередного бирманского наступления в апреле-мае 1955 года их войска, разделившись на небольшие отряды и отступив в горы, сохранили контроль над некоторыми труднодоступными районами, где они собирали дань с деревень, торговали контрабандным опиумом и изготовляли фальшивые деньги.

Потепление американо-бирманских отношений. У Ну и Джон Фостер Даллес, визит в Рангун, февраль 1955 г.

Ответный визит У Ну в Вашингтон, июнь 1955 г. У Ну и Ричард Никсон в Вашингтоне.

Возмущение широких слоев бирманской общественности разбоем гоминьдановцев уже вскоре после начала боев переросло в возмущение политикой США. Действия американского правительства, продолжавшего войну в Корее, увеличившего военную помощь Франции в Индокитае и решившего защищать с помощью американского флота Тайвань в надежде на реставрацию режима Чан Кайши, не оставляли сомнений в том, что гоминьдановцы остаются наиболее верными союзниками США в Азии. Все эти события сказались как на американо-бирманских, так и на американо-тайваньских отношениях. Отношения Бирмы с США вновь испортились. Карл Ранкин комментировал, что ни разу с 1949 года не было таких напряженных отношений между двумя странами.

Второй вывод войск Гоминьдана из Бирмы

Около шести лет после первого вывода войск в 1953–54 годах, вопрос устранения ополчения оставался практически нерешенным. С конца 1954 по 1957 годы Бирма начала серию военных походов, чтобы вытеснить остатки ополчения. Эти атаки не были полностью успешными, но они способствовали вытеснению большого числа китайских националистов в Лаос. В ноябре 1958 года в пределах границ Бирмы уже были выявлены только 1 350 боевиков. Ситуация стала меняться к концу 1958 года. В конце военной кампании 1957 года многие из ополченцев начали возвращаться в Бирму из Лаоса. К ним присоединились новобранцы из провинции Юньнань, доведя число боевиков до более 2300 человек. К началу 1960-х они создали две новых базы недалеко от Лаосской границы в Кенг Лап и Мон Па-льяо.

Существенным фактором стала политика большого скачка в Китае. Предназначенный для продвижения КНР к коммунизму «скачок» вместо этого создал хаос. Плохо продуманная экономическая политика в сочетании с сильной засухой 1960 года привела к резкому сокращению производства продуктов питания. Хотя полный подсчет жертв голода не был произведен, по оценке специалистов, около 30 млн. человек умерли в период между 1958 и 1962 годами.

Чан Кайши решил воспользоваться трудностями КНР с целью захвата власти в Пекине. В начале 1958 года Вашингтон получил сообщения о возобновлении интереса Тайбэя к боевикам в Бирме. Между 1959 и 1962 годами Чан Кайши сделал несколько попыток убедить администрации Эйзенхауэра и Джона Ф. Кеннеди в своевременности начать интервенцию в КНР. «Если в этот критический момент мы не объединим усилия, мы дадим коммунистам новую жизнь», убеждал Чан Кайши заместителя помощника государственного секретаря Дж. Грэма Парсонса в 1959 году, понимая, что без военно-технического обеспечения США интервенция Тайваня в Китай невозможна. Однако как Эйзенхауэр, так и Кеннеди не желали предоставлять такую помощь. Чан Кайши не терял надежды. Напрямую, либо через Таиланд, Гоминьдан вооружал и обеспечивал пополнение боевиков в Бирме. Часть этого потока финансировалась с помощью прибылей от опиума. В сочетании с материковым Китаем, беженцы из которого прибывали в Бирму, к зиме 1960 года, по оценкам наблюдателей, в Бирме находилось от 5 до 6 тысяч боевиков.

У администрации Эйзенхауэра возникли серьёзные причины для беспокойства. В декабре 1959 года (повторно в мае 1960 года) заместитель помощника Госсекретаря Джеймс Грэм Парсонс объяснял послу Тайваня в Вашингтоне Е Кунчао, что поддержка Тайбэем этих подразделений ущемляет «интересы свободного мира в Юго-Восточной Азии». Парсонс   настоятельно рекомендовал Чан Кайши прекратить поставки боевикам. Эти рекомендации не возымели силы. Разочарованный государственный секретарь Кристиан Гертер, который сменил Даллеса в 1959 году, отметил, что «никакие решительные действия» не заставят Чана Кайши прекратить оказание помощи боевикам.

 

Кристиан Гертер (1895 - 1966), Государственный секретарь США в 1959 - 1961 гг.

Президент Эйзенхауэр (слева) в ходе визита в Тайвань, июнь 1960 г. Чан Кайши справа.

 

Е Кунчао (1904 - 1981), посол Тайваня в США в 1958 - 1961 гг.

Джеймс Грэм Парсонс (1907 - 1991), заместитель помощника Государственного секретаря США по делам Восточной Азии и Океании в 1959 - 1961 гг., справа от Кеннеди, фото 25 марта 1961 г.

В октябре 1960 года У Ну подписал соглашение с китайским коммунистическим правительством, которое разрешало КНР ввод своих войск в Бирму, чтобы помочь Рангуну изгнать гоминьдановцев.

У Ну (1907 - 1995).

Премьер-министр Бирмы в 1960 - 1962 гг. Фото за две недели до переворота.

В декабре 1960 года бирманская армия начала очередное наступление против повстанцев.  КНР, возможно, отправила некоторое количество солдат в Бирму, чтобы присоединиться к этой операции, но достоверно это утверждать нельзя. Вопрос об участии и численности этих войск  остается дискуссионным. Декабрьское наступление привело к гибели 350 националистов, остальные бежали в северные районы Бирмы, Таиланд или Лаос.

В любом случае, в США были убеждены, что поражение гоминьдановцев явилось результатом помощи Бирме со стороны КНР. С точки зрения американской Администрации, угроза для «Золотого треугольника» со стороны коммунистического  Пекина исходила теперь более чем когда-либо, поэтому для американских интересов становилось все более необходимым удалить войска Гоминьдана из Бирмы. Госсекретарь Гертер направил послов Эверетта Ф. Драмрайта (на Тайвань, в Тайбэй) и U. Алексиса Джонсона (в Таиланд, Бангкок), чтобы довести до правительств требование США прекратить любую помощь китайским националистам.

 

Алексис Джонсон (1908 - 1997), сотрудник Государственного департамента по вопросам  Дальнего Востока (1949 - 1953). Сыграл важную роль в перемирии в ходе Корейской войны. Посол в Чехословакии (1953 - 1958), Таиланде (1958  - 1961) и Японии (1966 - 1969). Заместитель посла во Вьетнаме (1964 - 1965), заместитель госсекретаря по политическим вопросам (1969 - 1973).

Президент США  Эйзенхауэр в Республике Китай (Тайвань) с Чан Кайши и его супругой. На заднем плане Эверетт Драмрайт (1906 - 1993), советник миссии в Корее (1948–1950), американский посол в Тайбэе (1958 - 1962), июнь 1960 г.

Заинтересованность Вашингтона в решении вопроса с гоминьдановскими повстанцами  получило дополнительный импульс из-за событий в Лаосе. Подробно смотри: Белоус Юрий, Белоус Илья. ЛАОС. 1958. ТЕНЕВАЯ ВОЙНА. История одной из американских афер и маленького непобедимого народа.

До 1961 года в Лаосе были две противоборствующие боевые группировки — правительства Суванна Фумы и Патриотического фронта Патет Лао (в переводе — «Страна Лао»). Организация Патет Лао была сформирована, как Единый национальный фронт Лаоса (Нео Лао Итсала) в 1950 году для борьбы против французских колонизаторов за независимость страны. Это было национально-освободительное движение, имевшее свои вооружённые силы, объединявшее патриотические силы Лаоса. Патет Лао стало основой Нео Лао Хаксат, Патриотического фронта Лаоса (ПФЛ, Нео Лао Хаксат), учредительный съезд которого состоялся в январе 1956 года. В принятой программе основная цель ПФЛ определялась как «построение мирного, независимого, нейтрального, демократического, единого и процветающего Лаоса».

С 1952 года силы Патриотического фронта Лаоса, возглавляемые сводным братом Суванна  Фумы принцем Суфанувонгом, развернули в Лаосе масштабную партизанскую войну, при поддержке Демократической Республики Вьетнам. Коммунисты Патет Лао заняли ряд провинций и к маю 1953 года создали непосредственную угрозу внешним опорным пунктам обороны королевской резиденции в Луангпрабанге. Правительство Суванна Фумы направило на ДРВ жалобу в Организацию Объединённых Наций, обвинив её в агрессии. В этой ситуации Франция 3 июля 1953 года заявила о намерении предоставить независимость странам Индокитая и 15 октября в Париже начались франко-лаосские переговоры. 22 октября 1953 года король Сисаванг Вонг и президент Франции Венсан Ориоль подписали Договор о дружбе и сотрудничестве, по которому Франция признавала полную независимость Лаоса, а Суванна Фума и премьер-министр Жозеф Ланьель — дополнительные конвенции в нему. Уход Франции из Лаоса (1946—1954) высвободил поле деятельности в регионе для США. Поражение французской армии было использовано США для вмешательства во внутренние дела Вьетнама, Лаоса и Камбоджи. 7-й американский флот приблизился к берегам Вьетнама. В 1955 году Джон Фостер Даллес лично посетил Лаос. С момента достижения независимости в 1953 году Лаос был в состоянии постоянной гражданской войны. Государственный секретарь США Джон Фостер Даллес выступил с предложением «объединенных действий» империалистических сил в Индокитае.

В противовес американской внешнеполитической доктрине в январе 1954 года по инициативе советского руководства была достигнута договоренность о созыве международной конференции для рассмотрения вопроса о прекращении войны в Индокитае. После 72 дней сложной и острой дипломатической борьбы 20—21 июля 1954 года Женевская конференция по Индокитаю завершилась принятием решений о прекращении военных действий, наметились пути развития трех стран Индокитая в направлении мира, сотрудничества, взаимопонимания. Но это не входило в военно-политические планы США в Индокитае.

Конференция в Женеве, 1954 г. Два сопредседателя: со стороны СССР — министр иностранных дел В. М. Молотов, со стороны Запада  — министр иностранных дел Англии Антони Иден.

Делегацию США возглавлял госсекретарь Джон Фостер Даллес. Он демонстрировал решимость «бороться с коммунизмом». Глава французской делегации Жорж Бидо демонстрировал полную лояльность с Даллесом в  отстаивании позиции восстановления колониального режима в Индокитае «с позиции силы». Бидо не скрывал, что во Франции принят указ о досрочном призыве нового контингента в армию в целях усиления экспедиционного корпуса в Индокитае. Американцы же, со своей стороны, угрожали прямым вмешательством в эту войну.

 Женевские соглашения должны были положить конец длившейся с сентября 1945 года  войне Франции против народов Вьетнама, Лаоса и Камбоджи. Они обязали участников совещания уважать суверенитет, независимость, единство и территориальную целостность индокитайских государств, не вмешиваться в их внутренние дела и наметили принципы политического урегулирования в Индокитае, включая проведение всеобщих выборов в каждой из трёх стран, запрещение создавать на их территориях иностранные военные базы и участвовать в военных блоках.

 

В. М. Молотов

Усилия Молотова по созыву международного совещания с участием КНР (в противовес устремлениям Запада создать военный блок с центром в ФРГ) увенчались успехом. Поначалу западные державы отвергли идею конференции, целью которой должно было бы стать обсуждение общих проблем международных отношений, однако вынуждены были согласиться на созыв в Женеве конференции министров иностранных дел СССР, США, Великобритании, Франции и КНР, призванной найти решение корейского и индокитайского вопросов. Молотов в своём докладе сделал акцент на проблеме Индокитая и позиции Франции на Берлинской конференции.

«Первоначальные проекты Даллеса и Бидо по данному вопросу содержали разные неприемлемые формулировки, которыми ответственность за войну в Индокитае пытались возложить на Китайскую Народную Республику, намекая на её помощь. Всё это встретило решительные возражения с нашей стороны. В результате были приняты те формулировки, которые опубликованы, и с которыми согласились, как Советское правительство, так и правительство дружественного Китая».

Для контроля за выполнением соглашений была создана Международная комиссия в составе представителей Индии (председатель), Польши и Канады. Женевские соглашения были обобщены в Заключительной декларации, одобренной большинством участников Женевского совещания. Однако США отказались присоединиться к Заключительной декларации конференции. Конференция результатов не достигла. Было начато беспрецедентное политическое, дипломатическое, экономическое и военное крупномасштабное вмешательство США в дела народов Индокитая. США начали раздувание локальных военных конфликтов, которые не раз угрожали перерасти в мировую военную катастрофу.

 Суванна Фума (1901–1984)

Премьер министр Лаоса в 1951–1954, 1956–1958, 1960–1975 гг.

Партизаны Патет Лао, провинция Хуапхан, 1953 г.

В 1957 - 1958 годах Патриотический Фронт Лаоса (ПФЛ) принял участие в первом коалиционном правительстве Лаоса, работа которого была подорвана реакционными силами. Патет Лао поддерживали северные вьетнамцы лаосского происхождения и правительство Северного Вьетнама. Против ПФЛ, пользовавшегося поддержкой Советского Союза и Северного Вьетнама, выступили США. Усиление позиций ПФЛ вызвало беспокойство западных держав, что и было заявлено Суванна Фуме во время его поездки в США, Францию и Великобританию в начале 1958 года. Чтобы укрепить существующий режим, Суванна Фума пошёл на блок с правыми.

13 июня 1958 года его партия и партия Фуи Сананикона объединились в партию Объединение народа Лаоса (Лао Лум Лао). Суванна Фума возглавил её в качестве председателя. 19 июля он объявил о выполнении Женевских соглашений 1954 года. Через четыре дня, 23 июля, кабинет Суванна Фумы ушёл в отставку в соответствии с процедурой после утверждения результатов выборов в Национальное собрание. Король вновь поручил принцу формирование кабинета, …однако парламент решительно отверг его кандидатуру, обвинив в пособничестве коммунистам.

Почему так произошло? Ответ лежит на поверхности. Осенью 1958 года во Вьентьяне обосновались американские военные миссии, задачей которых было создание проамериканского правительства в Лаосе.

«Только решительные действия против коммунистов, могут воспрепятствовать развитию революции и сохранению монархии», — инструктировал правых посол США в Лаосе Дж. Парсонс. 

Госдепартамент, Пентагон и ЦРУ готовили планы решительных контрреволюционных действий. Для расширения военного вмешательства в дела Лаоса Вашингтону был необходим такой исполнитель его воли, который бы широко открыл двери в «Страну миллиона слонов». Выбор США пал на консервативного Фуи Сананикона. С помощью ЦРУ и Пентагона к власти пришло правительство, которое выражало интересы крайне правых кругов. Патриоты подверглись репрессиям и террору.

В феврале 1959 года Сананикон объявил об отказе от решений Женевского совещания 1954 года и обратился за поддержкой к Вашингтону. В Лаосе обосновалась так называемая организация ПЕО — «Служба по оказанию помощи». На неё возлагались поставки оружия, строительство стратегических дорог, аэродромов, обучение войск, которые США могли бы использовать во всем Индокитае, насаждение шпионской агентуры. Лаос стал базой военного присутствия США в Индокитае. Военное участие США в лаосском противостоянии нарастало стремительно. ПЕО контролировало все военные расходы лаосского министерства обороны. При этом лаосцы должны были поставлять ПЕО регулярные отчеты о положении в армии и вооружении. В 1961 году ПЕО переименовали в МААГ — группу «советников» по военной помощи. МААГ стала американской штаб-квартирой, направляющей действия всех правых вооруженных сил Лаоса. Позже МААГ, финансируемая Пентагоном и ЦРУ, была преобразована в ЮСОМ — оперативную американскую миссию.

Вашингтон искал юридические предлоги для оправдания своего вмешательства в дела Лаоса. В сентябре 1959 года правительство Фуи Сананикона обратилось в Совет Безопасности ООН с «жалобой на агрессию» со стороны ДРВ. Соединенные Штаты не замедлили выразить стремление взять под свою «защиту Лаос». Однако посланная ООН комиссия не выявила доказательств, которые свидетельствовали бы об «агрессии» Демократического Вьетнама против Лаоса.

В середине января 1961 года Гертеру доложили, что Чан Кайши решил предложить Суванна Фуме услуги повстанцев в Лаосе. Гертер попросил Драмрайта объяснить лидеру Гоминьдана, что такое предложение заставит Соединенные Штаты оказать давление на Чан Кайши. Драмрайт в своём интервью в более поздние годы, говорил, что он отстаивал интересы Тайваня, и высказав Чан Кайши опасения Вашингтона, отказался упомянуть о возможности оказания прямого давления на Тайбэй. Администрация Кеннеди увеличила давление на Чан Кайши. В феврале 1961 года новый государственный секретарь Дин Раск, заявил тайваньскому послу в Вашингтоне Е Кунчао, что повстанцы не только «дали китайским коммунистам повод вмешаться в Лаос», но и стали угрозой подорвать те сегменты общественного мнения в Лаосе, которые были против Патет Лао. Когда Драмрайт высказал опасения Раска Чан Кайши, последний гневно заявил, что Соединенные Штаты «не замечали китайских коммунистических сил в Бирме и Лаосе, а критиковали только наличие нерегулярных частей Гоминьдана, которые не были частью национальных вооруженных сил и не принимали приказы из Тайваня». Последующие события показали, что Чан Кайши на самом деле все еще имел влияние, по крайней мере, на некоторых из этих солдат.

Дин Раск (1909–1994), ассистент Госсекретаря США по делам Дальнего Востока (1950–1951), Госсекретарь США в 1961–1969 гг.

В то время как Вашингтон продолжал давление на Чан Кайши, Бирма продолжала оказывать давление на США. В январе 1961 года личный советник У Ну, У Охн заявил американскому послу в Бирме Уильяму Сноу, что боевикам поставлялось американское оружие. Постоянное присутствие националистов отвлекало внимание бирманской армии, тем самым американцы помогали коммунистам. Раск ответил на это, если Тайвань отправлял американское снаряжение в Бирму, это было нарушением Соглашений о взаимной обороне 1951 года, подписанных между Вашингтоном и Тайбэем. В соответствии с этими соглашениями, Тайвань мог использовать военную помощь США «только для поддержания внутренней безопасности или законной самообороны». Госсекретарь добавил, что США настаивали на удалении боевиков.

Однако события приняли нежелательный поворот для Раска уже в феврале 1961 года, когда бирманская пресса сообщила о захвате американского военного снаряжения в ходе  атаки баз повстанцев в Кенг Лап и Монг Па-льяо. Государственный секретарь был очень обеспокоен. Он попросил Сноу проинформировать правительство У Ну, что любое американское оборудование в Бирме «находится там совершенно без ведома и согласия» Администрации Соединенных Штатов. Кроме того, он попросил разрешения изучить материалы. Бирма согласилась, что представители армии США посмотрят на оборудование повстанцев Гоминьдана, но только в составе международной комиссии. Сотрудник бирманского внешнеполитического ведомства Джеймс Баррингтон пояснил, что Рангун выступает в соответствии с Женевскими соглашениями, чтобы оказать международное давление на Тайвань «и раз и навсегда положить конец проблеме, которая длится уже годы». Раск согласился на это условие. В начале марта представитель США сообщил, что обнаружено изрядное количество иностранного оборудования, захваченного бирманцами, однако среди него очень мало американского происхождения, и ни одной единицы нового.

Через пять дней после этого заявления, бирманские ВВС сбили американское воздушное судно PBY «Каталина», принадлежащее националистам, которое, как сообщил Раск Кеннеди, по-видимому, осуществляло воздушные поставки иррегулярным частям, оставшимся в Бирме.

 

PBY-5 «Каталина» в небе над Алеутскими островами, 1942 г.

Взволнованный Раск доложил президенту, что этот полет был произведен, несмотря на встречу Драмрайта с Чан Кайши ранее февраля, что американское участие в действительности очень ограничено. Это отражает важность роли, которую Тайвань играет в наших стратегических усилиях, чтобы сдержать давление китайской коммунистической экспансии, заявил он.

Раск рекомендовал: так как Чан Кайши по-прежнему отказывается уступать американскому давлению, то Вашингтон должен предпринять  «ограниченное выборочное прекращение военной помощи» Тайваню. Кеннеди согласился. После переговоров с Государственным секретарем было достигнуто решение направить жесткую ноту Чан Кайши с требованием удаления повстанцев из Бирмы. Лидеру Тайваньской Китайской Республики дали понять, что США обеспечивают международную поддержку Тэйбею, включая его место в Организации Объединенных Наций. Раск предупредил, что любое противодействие США «жестко ограничивает любую эффективную политическую помощь, которую Вашингтон может оказывать [Тайваню] в этой сложной ситуации».

Чан Кайши решил не рисковать. 28 февраля 1961 года исполняющий обязанности министра иностранных дел Тайваня Сю Шао-Чан сообщил Драмрайту, что Чан Кайши принял решение отозвать националистов из Бирмы и Лаоса и просить помощи Таиланда в обеспечении вывода войск. Кроме того, Тайвань разорвет все связи с теми боевиками, которые отказались покинуть эти территории. 14 марта Таиланд согласился помочь, и через три дня началась эвакуация. В течение следующих шести недель в общей сложности более 4 тысяч 400 повстанцев и членов их семей покинули регион. Отчеты того времени предполагают, что около тысячи националистов остались в «золотом треугольнике» под командованием генералов Ли Вэнь-хуана и Туан Ши-Вэня

                

Генералы Ли Вэнь-хуан и Туан Ши-Вэнь

Есть свидетельства, что Суванна Фума содержал не менее 2-3 тысяч боевиков в Лаосе, что некоторые из них присоединились к Лаосской армии.

Довольный У Ну писал президенту США:

«Я уверен, что в условиях продолжающегося сотрудничества между заинтересованными сторонами, вопросы Гоминьдана в ближайшее время будут устранены в полном объеме, тем самым поставив отношения между нашими странами на еще более прочную основу, чем когда-либо прежде».

Чан Кайши смотрел на вещи иначе. Не сумев получить американскую поддержку для атаки в тайваньском проливе или из Бирмы, националистический лидер гневно писал президенту США в начале 1963 года:

«Для Вас будет представлять интерес, что наши вооруженные силы и народ считают, что мое правительство упустило хорошую возможность, когда оно было не в состоянии предпринять действия в прошлом году».

В сложный период репрессий правых сил при поддержке США лидеры патриотических сил Лаоса умело использовали международную ситуацию. В конце января 1961 года в Каире состоялась чрезвычайная сессия Совета Организации Солидарности народов Азии и Африки, которая приняла специальную резолюцию по Лаосу. В ней осуждались агрессивные действия США, и было одобрено предложение о созыве международного совещания для урегулирования лаосского вопроса. 16 мая 1961 года в Женеве открылось совещание по Лаосу. Были приглашены   делегации СССР, США, Англии, Франции, КНР, Индии, Польши, Канады, Лаоса, ДРВ, Камбоджи, Бирмы, Таиланда и Южного Вьетнама. 23 июля 1962 года страны-участницы совещания приняли Декларацию о нейтралитете Лаоса. 

Протокол к Декларации, предусматривал установление срока вывода с территории Лаоса иностранных войск и военного персонала, запрещал военные поставки, за исключением вооружения обычного типа, необходимого для национальной обороны. Были определены статус и права Международной комиссии по наблюдению и контролю (МКНК) и ее взаимоотношения с королевским правительством. МКНК должна была стать инструментом, который предотвращал бы иностранное вмешательство во внутренние дела Лаоса. Подписание Женевского соглашения 1962 года создало предпосылки для развития Лаоса по пути независимости, мира, экономического подъема. В это время на полях боевых сражений в Лаосе правые несли одно поражение за другим. Части НОАЛ освободили свыше половины территории страны. Крепло общенародное движение против реакционеров. Ширилась международная кампания солидарности с борьбой лаосских патриотов. Американский посол в Лаосе информировал госдепартамент о том, что правые силы попали в тяжелое положение.

Поправ Женевские соглашения, ЦРУ меняет тактику завоевания Лаоса. Внутри страны к открытому политическому террору против патриотов перешёл генерал Сихо, начальник военной полиции и агент ЦРУ. В апреле 1963 года были убиты министр иностранных дел и нескольких других нейтралистских деятелей. Неудачи легитимизировать проамериканское правительство в Лаосе вынудили США изменить тактику на «позицию силы».

Интерес США в Индокитае сформулировал Уильям  Ледерер, бывший морской офицер  США, участник событий:

«Цель США — это политическая дестабилизация маленького и нищего Лаоса, страны, большей частью покрытой болотами, джунглям и горами,  население рассредоточено по маленьким деревенькам. Оно не знает радио, электричества, телефона и газет (за исключением нескольких крупных городов)».

 

 

 В горных деревнях лаосцы живут натуральным хозяйством.

 «Лаос в его нынешнем виде малоинтересен, — отмечает он. …Но стратегически и политически он является настоящим кладом — ключом обеспечивающим доступ к шести, граничащим с ним крупным азиатским государствам. Лаос это коридор, необходимый для достижения Таиланда, Южного Вьетнама, Малайи, Бирмы и Камбоджи. Это северный конец природного шоссе, по которому китайские коммунисты надеются забраться как можно дальше на юг — до самой Индонезии. Лаос, таким образом, является рычагом, с помощью которого Красный Китай может распахнуть дверь, ведущую к огромным южно-азиатским рисовым полям, месторождениям нефти, неисчислимым минеральным ресурсам, равно как и к огромному резерву рабочей силы, численно заметно превосходящему все население США. Если Красному Китаю удастся заполучить этот богатейший полуостров, лежащий южнее Лаоса, он одновременно получит стратегическую позицию, угрожающую Австралии, Новой Зеландии и Индии. Тем самым будет перекрыт воздух южно-азиатской торговле Японии, что в свою очередь, позволит перетащить Японию в коммунистический лагерь» / William J. Lederer.  A nation of sheep Greenwich Conn.: Fawcett Publications, 1962 // Вопросы истории, 17 января 2010 / http://ru-history.livejournal.com/2192572.html

В США военное вмешательство во внутренние конфликты Лаоса получило название «Теневая война»(Shadow War), так как в других странах ничего не знали о происходящем в Лаосе. Реакционные силы в парламенте и правительстве Лаоса получили мощную поддержку армий США, Южного Вьетнама и Таиланда. ЦРУ сделало свою ставку в Индокитае, раздувая внутренние конфликты и этнические противоречия в гражданские войны. На укрепление «американского порядка» в Индокитае американцы вкладывали астрономические суммы денег в местные органы власти, вооруженные силы, полицию, жандармерию, в средства массовой информации.

Бирма на востоке граничит с Лаосской НДР и Таиландом, на северо-западе с Индией; на северо-востоке с КНР (провинцией Юньнань). 

После вывода войск в 1961 году, личное соперничество между лидерами боевиков, которые остались в Бирме, привело к их разделению на три отдельные группировки: Пятая армия генерала Туана в составе 1800 человек; Третья армия генерала Ли из 1400 человек и около 400 разведчиков, которые были направлены шпионами в Китай, под командованием генерала Ма Цзян Цзинго. Генерал Ma остался под непосредственным контролем Цзян Цзинго, сына Чан Кайши, следовательно, он продолжал получать финансовую поддержку из Тайваня.

Цзян Цзинго (1910 -1988).

Китайский тайваньский общественный деятель, президент Китайской республики Тайвань в 1978—1988 гг., старший сын Чан Кайши. Фото с отцом.

По причинам, которые пока не ясны, Тайбэй сократил поддержку генералов Туана и Ли, вынудив тем самым их перейти на полное финансирование от продажи опиума. Туан и Ли были усилены националистами из Лаоса, которые в середине 1962 года переместились из Лаоса в сторону границы Таиланда и Бирмы. В течение следующих нескольких лет они еще более увеличили контроль в регионах производства опиума. Это потребовало больших и опасных организационных работ по созданию наркосети: транспортировка сырья, очищение на героиновых заводах, операции по сбыту в Гонконге и США. В таких обстоятельствах должны были обязательно возникнуть конфликты, связанные с наркоторговлей. При этом вся территория «Золотого Треугольника» была фактически неподконтрольна никакому правительству. На бирманской территории в провинции Шан шла многолетняя гражданская война с противостоянием многочисленных группировок. В Лаосе также велась затяжная гражданская война, отягощённая вмешательством США и Вьетнама. Пограничные территории Таиланда контролировали партизанские армии и коммунисты.

К 1967 году Туан и Ли столкнулись с угрожающей конкуренцией бирманского военачальника Кхун Са. Кхун в молодости служил в армии Гоминьдана, но затем покинул ее и создал собственный отряд народной милиции Ка Кве Йе, поначалу лояльный бирманскому правительству. Получив от правительства деньги, оружие и униформу, чтобы воевать против мятежников в Шан, увеличив армию до 800 человек, порвал зависимость от правительства и взял под контроль большую территорию в областях Шан и Ва, на которых значительно расширил производство опиума.

Генералы забыли о своих разногласиях и объединились против него. Обширное вмешательство ЦРУ в регион (в первую очередь в Лаос) вызвало резкое повышение спроса на опиум. В 1967 году гоминьдановцы напали на большой караван, контролируемый Кхун Са. Конфликт возник вследствие того, что Кхун решил поменять договорённости с героиновыми заводами. Это было связано также с затяжным конфликтом с Гоминьданом, который объявил эмбарго на опиум Кхун Са и блокировал дороги. Кхун Са был вынужден перенаправить опиум в Лаос. Огромный караван с урожаем длиной в десятки километров, собирался отовсюду, и направлялся в сторону героинового завода в Лаосе. Лаосский генерал Раттикон остановил караван и конфисковал значительную часть товара, транспортировав его с помощью американских самолётов в глубину страны. С другой стороны подошли отряды Гоминьдана. При Бан Кхван в Лаосе возникла трёхсторонняя битва. В результате боев Кхун Са понес большие потери, и в значительной мере утратил свои позиции в регионе, а войска Гоминьдана укрепились. В дальнейшем Кхун Са был арестован бирманскими войсками. Угроза Кхун Са была в основном ликвидирована, тем самым, гарантируя националистам продолжение монополизации местной торговли опиумом.

Кхун Са (1933–2007).

Лидер бирманской оппозиции, командир Объединённой армии Шан, «опиумный король», организатор опиумного производства и торговли в «Золотом Треугольнике».

В 1967 г. потерпел поражение в «опиумной войне», был деморализован, взят в плен бирманским правительством. В 1976 г. вернулся в индустрию опиумной контрабанды, обосновавшись на севере Таиланда в городе Бан Хин Таек. Переименовал свой отряд в Объединённую армию Шан, и вступил в борьбу за автономию провинции Шан с правительством Бирмы. В 1985 г. Кхун Са объединился с Революционным Советом Таи. Новый альянс полностью контролировал границу между Мьянма (Бирмой) и Таиландом от города Мае Хон Сон до Мае Сай, и стал самой мощной силой в опиумной торговле в «Золотом Треугольнике». Кхун Са провозгласил независимость государства Шан, мотивируя это тем, что Шан никогда не входил в состав Бирмы.

 Через год после «опиумной войны», Чан Кайши попытался восстановить контроль над всеми отрядами боевиков. К тому же в КНР с 1966 года развернулась «культурная революция». Как и «Большой скачок», она создала хаос. В очередной раз Чан Кайши поверил, что созрели условия для его долгожданного возвращения на материк. Вновь он рассматривал Вашингтон и боевиков в Бирме как союзников в осуществлении давней мечты. Однако Чан Кайши вновь просчитался. Помощь США не была эффективной или отсутствовала вовсе, повстанцы также были не настроены на сотрудничество. Перед тем, как осуществить успешное вторжение на материк, Чан Кайши сначала решил привести гоминьдановцев под единое командование. В июне 1968 года он послал генерала Ло Ханьцина для встречи с Ли и Туаном. Ло предложил перевести народное ополчение под его контроль, что потребовало бы от Ли и Туана отказаться от своего командования. Оба отказали Ло. Это произошло через небольшое время после того, как был избран Ричард Никсон. Никсон выстраивал политический курс на улучшение американо-китайских отношений в условиях, когда произошло охлаждение между Пекином и Москвой. Отказ Вашингтона от интервенции в коммунистический Китай, подвёл черту под стремление Чан Кайши вернуться на материк.

Итог: провал операции "PAPER". Вашингтон рассматривал иррегулярные войска гоминьдановцев в качестве ударной силы в войне против коммунизма в Юго-Восточной Азии. ЦРУ и президент США без ведома значительной части должностных лиц из Государственного департамента предоставляли этим войскам помощь, надеясь, что они отвлекут китайские коммунистические силы из Кореи. Это поможет разбить коммунистов в КНДР. В действительности же повстанцы причинили гораздо больше урона интересам США, чем Корее и Китаю. Гоминьдан рассматривался также как китайская националистическая армия, которая сможет преодолеть раскол Китая и объединить его под руководством Чан Кайши. Однако, как заметил Джон Гарвер, гоминьдановцы никогда не представляли достаточной угрозы для Пекина, чтобы ему потребовалось отозвать свои  крупные силы из Кореи в провинцию Юньнань. Возможно, они предоставляли информацию, полезную для американских спецслужб, но такая их деятельность только увеличила бдительность китайских коммунистов в отношении шпионажа.

В действительности же, вместо продвижения американских интересов, операция "PAPER" как раз нанесла этим интересам серьезный ущерб. Во-первых, быстро перестав быть секретной, она ударила по международному авторитету Соединенных Штатов в глазах союзников. Американские официальные лица сообщали британским коллегам, что они не предоставляют помощи повстанцам; британское правительство убеждалось в обратном. Чан Кайши, в свою очередь, был разочарован Белым домом, который сначала его  поддерживал, а затем «кинул».

Особенно пострадали американо-бирманские отношения. Тайвань и Англия при всём этом не собирались разрывать союз с США. Бирма, однако, стремилась сохранять позицию нейтралитета в конфликте Востока и Запада. Правительство У Ну имело веские причины  не доверять США. У Ну обратился в Пекин за помощью. Бирмано-китайское сближение  показало крах операции "PAPER", поставило под угрозу политику сдерживания  самостоятельных по отношению к США режимов. Соединенные Штаты хотели видеть прозападную Бирму. Однако деятельность националистов на десятилетия во главу угла в Бирме поставила работу по подавлению различных повстанческих групп, которые угрожали стабильности и единству страны. У Ну обратился за помощью к коммунистам. Операция "PAPER", которая своей целью имела сдерживание коммунизма в Юго-Восточной Азии провалилась. Единственным ее результатом для ЦРУ стало прикрытие международного производства и торговли наркотиками.

 

 

[1] Peter Dale Scott, "Operation Paper: The United States and Drugs in Thailand and Burma," The Asia-Pacific Journal, 44-2-10, November 1, 2010 

Читать Часть 10. КАК США В 1945–1951 ГОДАХ ДЕМИЛИТАРИЗАЦИЮ И ДЕМОКРАТИЗАЦИЮ ЯПОНИИ ПРОВЕЛИ, И ЯПОНСКИЕ ОСТРОВА ДЛЯ СВОИХ ВОЕННЫХ БАЗ ЗАВОЕВАЛИ

Вернуться к Оглавлению

14 декабря 2014

1

Комментарии (0)