Институт научных исследований третьего тысячелетия

Фальсификация истории России. Независимое расследование. Часть 19. А были ли «сталинские репрессии»?

 
Новые лидеры пообещали измученной стране светлое и справедливое будущее. Однако насилие стало главным политическим инструментом постреволюционного режима.
Сталин поставил уничтожение людей на поток. Всего за годы репрессий страна потеряла от 10 до 20 миллионов человек. Так много, что до сих пор никто не знает точной цифры»

Из ролика, демонстрируемого в Ельцин Центре

 

 

Борьба со сталинизмом, которую сегодня ведут антисоветчики и русофобы всех мастей, есть не что иное, как продолжение политики военной пропаганды вражеских государств против СССР. 

Информационная война против СССР была успешно развязана Англией и затем продолжена Германией в годы Первой и Второй мировых войн. 

Во время «холодной войны» технологии создания «пятой колонны» из диссидентов, и разрушения с их помощью СССР и мировой системы социализма, были доведены до совершенства специальными службами США и Великобритании. Тактика информационной войны заключалась в запугивании населения планеты картинами «большевистских ужасов».

Детальное и беспристрастное изучение исторических источников ставит перед нами три основных вопроса касаемо темы «репрессий»: 

1. Можно ли называть зачистку пятой колонны, подготовленной Третьим Рейхом в 30-е годы в СССР, политическими репрессиями?

2. Можно ли именовать «репрессии» «сталинскими»?

3. Каково реальное количество приговоров по 58 статье в период 1927-1954 годов?

Что такое политические репрессии?

Согласно Закону России № 1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18.10.1991,

Репрессиями признаются различные меры принуждения, применяемые государством по политическим мотивам, в виде лишения жизни или свободы, помещения на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения, выдворения из страны и лишения гражданства, выселения групп населения из мест проживания, направления в ссылку, высылку и на спецпоселение, привлечения к принудительному труду в условиях ограничения свободы, а также иное лишение или ограничение прав и свобод лиц, признававшихся социально опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, национальным, религиозным или иным признакам

Реалии советского, да и нынешнего времени показали: все без исключения подпольные антибольшевистские организации были организованы и внедрены в СССР западными разведками с целью уничтожения сложившей государственности, и не были самостоятельными политическими течениями. 

Их никогда не поддерживало население Советского Союза, и существовали они исключительно за счёт «искусственного дыхания» извне. После организации политического кризиса западные правительства планировали административно-военную оккупацию советских территорий, с установлением на них либерал-буржуазного политического режима, контролируемого западными правительствами и финансистами.

Таким образом, преследование внедрённой внешним агрессором агентуры никак не может считаться осуществлявшимся по политическим мотивам. Мероприятия правоохранительных и контрразведывательных органов в 30-е годы в СССР были направлены на обеспечение безопасности государства. Чекисты противодействовали террористической и пропагандисткой диверсионной работе иностранных военных ведомств.

Вопрос выбора политического устройства в Советском Союзе 30-х годов уже не стоял. В октябре 1917 года русский народ этот исторический выбор сделал. Государство было вновь учреждено при поддержке народных масс, были приняты новые законы и прогрессивная конституция. Как и в любом государстве мира, конституционный строй тщательно охранялся. Было добровольно сформирована многомиллионная народная регулярная и партизанская армия, которая разбила иностранных интервентов и марионеточных лидеров Белого движения, созданного силами британской разведки.

Вот численность белых и красных за время Гражданской войны:

январь 1918:

РККА - 800 тыс. человек; белые - 700 тыс. человек

декабрь 1919:

РККА - 3 млн. чел; белые - 600 тыс. человек.

декабрь 1920:

РККА – 5,5 млн. чел.; белые - 300 тыс. чел.

Можно ли именовать «репрессии» «сталинскими»?

Одним из приёмов информационной войны является манипулирование терминами, которые постепенно превращаются в устойчивые образы сознания. Так, объективные общегосударственные исторические процессы, протекавшие в послереволюционной России, приписываются одному человеку, выдаются за его прихоти или деспотизм.

Мало кто задумывается о том, можно ли называть деятельность органов государственной безопасности по обеспечению конституционного строя в 30-е годы XX века «сталинскими репрессиями»?

Парадоксально, но этот важный нюанс обходит стороной даже патриотичных граждан, которые дискутируют с либералами на тему «репрессий». А ведь принимая терминологию оппонента, оратор уже играет по его правилам, принимает тезисы, заложенные в терминологию. Методы гибридной войны, и информационной войны, как её составной части, являются тонко изощрёнными и интеллектуальными.

Почему западная пропаганда окрестила правоохранную деятельность «сталинскими» репрессиями, а мы эту установку безропотно приняли?

«Сложнейший клубок интриг и борьбы за власть тех лет, давал Сталину ровно столько же возможности стать жертвой «сталинских репрессий» сколько Тухачевскому или Ягоде.
Чем изощреннее ложь, тем она тоньше. Не называя Сталина напрямую виновным, РБК не называет и других виновных. Тех, кого в СССР давно назвали преступниками, осудили и расстреляли за нарушение законности и преступления против невинных граждан. Это руководитель НКВД в период 1937-1938 года Николай Иванович Ежов и его подельники.Именно Ежов раскрутил маховик репрессий против невинных людей и за это был осужден. В статье ни слова об этом. Как ни слова и о том, кто конкретно по приказу Сталина прекратил репрессии и начал освобождать осужденных ежовцами. Почему? Потому, что либералу невозможно назвать это имя и фамилию в положительном ключе. Репрессии остановил Лаврентий Павлович Берия, сменив Ежова на посту наркома НКВД 25 ноября 1938 года.Но об этом совестливому журналисту писать нельзя. Зато можно написать, нанося удар по эмоциям: «…Здесь, у здания бывшего НКВД, напротив памятника Феликсу Дзержинскому, снесенному в 1991г., установлен Соловецкий камень, который в 1990г. был доставлен правозащитным обществом «Мемориал» из Соловецкого лагеря особого назначения. На Соловецком камне лежат цветы и лампады с зажженными свечами, развернуты плакаты «Возвращение имен». Сквер, в котором проходит митинг, оцеплен полицией, установлены металлоискатели».А почему бы не написать правду? О том, что открытый ещё при Ленине, в разгар Гражданской войны, Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН) был закрыт… в 1939 году. Да, да. Не в 1953 году закрыли этот страшный лагерь, после смерти «кровавого тирана», а в 1939-м.И закрыл его Берия. Почему вы не пишете правду, господа журналисты? Неудобна такая правда?» — пишет Николай Стариков, комментируя статью РБК от 29 октября 2012 года под названием «В Москве поминают жертв Большого террора».

Отметим, что Совет по вопросам вещания США приводит основанный олигархом Михаилом Прохоровым либеральный ресурс «РБК» примером своей эффективной работы в России.

 

Научные исследования против манипуляции цифрами «сталинских политических репрессий»

«Числа представляют собой знаковую систему,
которая оказывает неотразимое воздействие и на сознание, и на воображение.
Магия числа в том, что оно, в отличие от слова или метафоры,
обладает авторитетом точности и беспристрастности.
Поэтому число — один из главных объектов манипуляции.
…Именно ради воздействия на воображение, а не на разум,
манипуляторы стремятся раздуть, увеличить и так огромные числа,
причем увеличить их в десятки, а то и сотни раз. Само это стремление
обязательно преувеличить реальную количественную меру
может служить признаком манипуляции».

С. Г. Кара-Мурза. Манипуляция сознанием
 

Современная наука располагает серьёзными научными работами российских и западных историков о «политических репрессиях» в 20-е — 50-е годы в СССР. 

Беда состоит в том, что либералы, провозгласившие принцип «научности» в общественных науках и объявившие войну «заидеологизированной коммунистической литературе», уже четверть века не пропускают итоги научных исследований этой проблемы в учебные пособия школы, вузов, а значит — в массовое сознание граждан. 

В исторической литературе, в лекциях с вузовских трибун, в СМИ, сознательно, или неосознанно, проводится политика западных служб по устрашению населения так называемыми «большевистскими ужасами». Исторические научные дисциплины всё более удаляются от научного историзма, требующего в статистике опираться на документальные источники, а не на источники устного происхождения.

В 1989 году, выполняя директиву Политбюро во главе с Михаилом Горбачевым, Институт российской истории АН СССР поручил своему главному научному сотруднику В. Н. Земскову изучить вопрос о реальном числе жертв сталинских репрессий.

В борьбе с коммунизмом Горбачёв хотел подтвердить миф о 20 миллионах «репрессированных» человек, который Запад распространил во время Холодной войны. Враги СССР убеждали мир в том, что мол Сталин уничтожил в «мирные годы», советских людей столько же, сколько Гитлер в 1941—1945 годах.

Западные политологи через советских диссидентов маркировали сталинское правление как вид тоталитарной политической системы. Этот миф был запущен в информационную среду в 1956 году К. Фридрихом и З. Бжезинским. 

Фридрих и Бжезинский не смогли дать определение понятия «тоталитаризм». Вместо этого они заявили, что тоталитарный режим представляет собой «совокупность принципов, общих для фашизма и СССР». 

«Фашистская и коммунистическая диктатуры имеют гораздо больше общего друг с другом, чем с какими-либо другими формами государственного правления, включая ранние автократии»

При Горбачёве, и особенно при Ельцине, из западной историографии в нашу науку и учебные заведения пришли американская советология и «тоталитаристская школа» отождествления СССР с фашистской Германией, Сталина с Гитлером. 

При этом сами западные историки отрицают научность «школы тоталитаризма».

В 1986 году Стивен Коэн в своей книге «Переосмысливая советский опыт: политика и история с 1917 года» выступил резко против лженаучной концепции тоталитаризма, созданной западными социологами: 

Стивен Фрэнд Коэн (1938, Кентукки, США) — американский историк, профессор российских исследований.
«Все советологические концепции, созданные вне подлинной истории, социологии, культуры и даже подлинной политики, получили наиболее полное воплощение в «тоталитарной модели» 1953—1956 гг.». Коэн отмечает, что эти исследования финансировались и частными фондами (Рокфеллера, Карнеги), и Министерством обороны, и ЦРУ США. По мнению Коэна, для советской историографии при освещении истории западных стран характерна большая научность, так как советское Министерство обороны, КГБ такой деятельностью никогда не занимались. История Англии и США в СССР освещалась более корректно, чем это имело место в западной советологии. Западные авторы «тоталитарной школы» «стали отождествлять сталинскую Россию с гитлеровской Германией, советский коммунизм с нацизмом и т.д.»

 

Американский историк Роберт Терстон в монографии «Жизнь и террор в сталинской России. 1934—1941» (Thurston R. Life and Terror in Stalin’s Russia. 1934—1941. New Haven, 1996) приходит к заключению: 

«Система сталинского террора в том виде, в каком она описывалась предшествующими поколениями западных исследователей, никогда не существовала; влияние террора на советское общество в сталинские годы не было значительным; массового страха перед репрессиями в 1930-е годы в Советском Союзе не было; репрессии имели ограниченный характер и не коснулись большинства советского народа; советское общество скорее поддерживало сталинский режим, чем боялось его; большинству людей сталинская система обеспечила возможность продвижения вверх и участия в общественной жизни».


Американский историк Моше Левин, специализирующийся на истории СССР, в своей книге «Советский век» 
Обложка книги Левина «Советский век». Изд-во: Европа, 2008. 660 с. / http://cwer.ws/node/395465/.

«реабилитирует советскую школу политики, советский тип властвования, возникший спонтанно, взятием лидерской ответственности за гибнущую страну, сумевший закрепиться в истории, но «дорогой ценой». Его книга — это «практикум советской политики в её реальном — историческом — контексте. Ленин, Косыгин или Андропов актуальны для историка как действующие политики — то удачливые, то нет, — что делает разбор их композиций актуальной для современника политучебой. Левин начинает процесс реабилитации советского феномена — не в качестве цели, а в роли культурного навыка — … политической библиотеки великих решений и прецедентов на будущее»

Западные учёные выступили против фальсификации советской истории, затеянной ради Холодной войны. Крупные специалисты по советской истории А. Гетти (США), С. Виткрофт (Австралия), Р. Дэвис (Англия), Г. Риттершпорн (Франция), доказывали, что в действительности число жертв репрессий, коллективизации, голода и т. д. в СССР было значительно меньше.

«Однако труды именно этих зарубежных учёных с их несравненно более объективной оценкой масштабов репрессий у нас в стране замалчивались. В массовое сознание активно внедрялось только то, что содержало недостоверную, многократно преувеличенную статистику репрессий».

Работа Виктора Николаевича Земскова в архивах не могла не разочаровать либералов.

Он стал первым из учёных, получивших доступ к наиболее секретным архивам МВД-МГБ и сталинской тайной полиции (ОГПУ-НКВД).

Земсков обнаружил подробные документы, касающиеся ГУЛАГа, тюрем, числа расстрелянных и депортированных и др. Строгий и честный исследователь, Земсков выяснил, что в СССР вели педантичный учёт преступлений и наказаний, материального содержания заключённых (пайко-выдач и т. п.).

Согласно результатам исследований Земскова, граждан, которым была инкриминирована статья 58 УК (контрреволюционная деятельность и другие тяжкие преступления против государства), с 1921 по 1953 год было около 4 млн. человек. Из них около 800 000 были приговорены к расстрелу. Кроме того …около 600 000 умерли в тюрьме, так что общее число жертв достигает 1,4 млн. человек.

Эти цифры фактически подтвердили сталинскую статистику.

• В конце 1953 года в МВД СССР на основе статистической отчетности 1-го спецотдела МВД СССР была подготовлена справка о числе осуждённых за контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления за период с 1 января 1921 года по 1 июля 1953 года. В справке называлась цифра 4 060 306 человек. Справка от 5 января 1954 г. была составлена на имя Г. М. Маленкова и Н. С. Хрущева за подписью С. Н. Круглова. Эта цифра слагалась из 3 777 380 осуждённых за контрреволюционные преступления и 282 926 — за другие особо опасные государственные преступления. Последние были осуждены не по 58-й, а по другим приравненным к ней статьям; прежде всего по пп. 2 и 3 ст. 59 (особо опасный бандитизм) и ст. 193-24 (военный шпионаж).

• В начале 1954 года в МВД СССР была составлена еще одна справка на имя Н. С. Хрущёва о числе осуждённых за контрреволюционные преступления, то есть по 58-й статье Уголовного кодекса РСФСР и по соответствующим статьям УК других союзных республик, за период 1921—1953 годов. Документ подписали Генеральный прокурор СССР Р. А. Руденко, министр внутренних дел СССР С. Н. Круглов и министр юстиции СССР К. П. Горшенин. В документе говорилось, что, по данным МВД СССР за период с 1921 года до начала 1954 года, за контрреволюционные преступления было осуждено Коллегией ОГПУ, тройками НКВД, Особым совещанием, Военной коллегией, судами и военными трибуналами 3 777 380 чел., в том числе к высшей мере наказания — 642 980. Источник: Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 9401. Оп. 2. Д. 450.

Как видим, ни о каких «миллионах расстрелянных» нет и речи!

За первые 10 лет работы в архивах Земсков опубликовал большое число научных работ, посвящённых статистике жертв политических репрессий и потерь населения СССР, а также людских потерь в годы Великой Отечественной войны. До сегодняшнего дня официальная в РФ либеральная историография не позволяет внедрить в науку статистические данные сталинских архивов.

Одновременно Горбачёв в свете своей «политики гласности» дал поручение РАН СССР уточнить цифры людских потерь советского народа в годы Отечественной войны.

В марте 1946 года Сталин публично заявил, что СССР потерял в годы войны 7 млн. человек. 

«В результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с немцами, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на немецкую каторгу около семи миллионов человек»

Сталин имел в виду боевые потери советских людей, без учёта погибших партизан и народных ополченцев, блокадников, мирного населения, погибшего во время артобстрелов, а также из-за общих демографических причин, связанных с ухудшением питания, сокращения рождаемости и т. п. 

Это интервью было использовано для обвинения Сталина в скрытии от народа истинной цифры погибших от фашистской агрессии.

В 1961 году Хрущёв в письме премьер-министру Швеции сообщил о 20 миллионах погибших. В 1965 году в речи на 20-летие Победы эту цифру подтвердил Брежнев. В 1988—1993 годах коллектив военных историков под руководством генерал-полковника Г. Ф. Кривошеева провёл комплексное демографическое исследование людских потерь в Великой Отечественной войне. 

Итоговую цифру почти 27 млн. человек обнародовали 8 мая 1990 года в 45-летие Победы Советского Союза в Великой Отечественной войне.

Земсков подверг резкой критике расчёты Кривошеева: очень сильно завышены потери гражданского населения и существенно занижены военные. Нелепейшей идеей называет историк 

«особый характер Великой отечественной войны, в которой гражданские потери значительно превосходят военные». 

Завышенными вдвое оказались данные Чрезвычайной государственной комиссии 1946 года, которая определила число убитых и замученных фашистами гражданских лиц в 6,8 млн. Цифры потерь, названные Сталиным, оказались не преуменьшенными, а преувеличенными. Например, комиссия посчитала погибших дважды: один раз на поле боя, второй раз тех же людей в госпиталях. 

Земсков считал педантично, пофамильно. Как полагает Земсков, таких жертв было более 3 млн. К небылицам относит более чем двухмиллионные жертвы среди «остарбайтеров» — угнанных на работы в Германию советских граждан; допустимой считает цифру в 200 тысяч угнанных в рабство. 

Всего Земсков допускает военные потери — как минимум в 11,5 млн. и гражданские потери как минимум в 4,5 млн. человек. Итоговая цифра Земскова —  16 млн человек. Среди прямых гражданских потерь — ленинградские блокадники (около 0,7 млн. умерших).

Научное исследование В. Н. Земскова: «Рабская психология» советского народа, или поддержка сталинского режима?

Из аннотации к книге В. Н. Земскова «Сталин и народ. Почему не было восстания»

«Одна из главных тем в советской истории — отношение народа к И. В. Сталину. Почему народ поддерживал его, несмотря на жесткую политику в отношении крестьянства, на репрессии, на тяжелые потери в Великой Отечественной войне»? В своей книге Земсков приводит и анализирует данные из закрытых архивов госбезопасности СССР с начала 1930-х до конца 1940-х годов, касающиеся коллективизации, репрессий 1937 года, состояния общества накануне и в годы войны. «В результате создаётся полная и объективная картина жизни народа при Сталине, становятся понятными причины, по которым народ доверял ему. Историки либерального толка объясняют это «рабской психологией» русского народа, его привычкой обожествлять верховного правителя. Главный специалист по истории в этом вопросе Земсков другого мнения».
Виктор Николаевич Земсков (1946 —2015), доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН. Исследователь демографических аспектов политических репрессий в СССР в 1917—1954 гг.; Обложка монографии В. Н. Земскова «Сталин и народ. Почему не было восстания». Изд-во «Алгоритм», 2014

Историк и социолог Сергей Георгиевич Кара-Мурза так характеризует работы Земскова: 

«…Историк В. Н. Земсков вот уже почти десять лет занят кропотливой, но очень важной работой: он систематизирует архивные данные, отражающие деятельность ГУЛАГа, и публикует подробные сводки по всем категориям репрессированных. Публикует без эмоций, в специальных журналах по истории и социологии. Сам он ни в коей мере не сталинист и это надежно констатирует в публикациях. Не сталинист, но факты уважает»
Сергей Георгиевич Кара-Мурзадоктор химических наук, профессор, автор работ по истории СССР, теоретик науки, социолог, политолог и публицист. Является сторонником «советского проекта». Его работа «Советская цивилизация» включена в книжную серию «Классика русской мысли». Работа «Манипуляция сознанием» включается в учебные курсы некоторых российских вузов по социологии.

Либералы немедленно бросились опровергать исследования Земскова. Директор Государственного музея истории ГУЛАГа. А. В. Антонов-Овсеенко выступил с обличительной статьей «Противостояние» на страницах «Литературной газеты». Он заявил о фальшивом происхождении используемых Земсковым документов и недостоверном характере публикуемых цифр.

А. В. Антонов-Овсеенко, узник ГУЛАГа, создатель музея ГУЛАГа в Москве. Подробнее: http://www.sakharov-center.ru/...

А. В. Антонов-Овсеенко (1920—2013) — историк, Директор Государственного музея истории ГУЛАГа. Член исполкома Международной Лиги защиты Культуры, советник правового управления Государственной Думы РФ, руководитель Московской региональной организации жертв политических репрессий. Автор многочисленных клеветнических публикаций о Сталине

В ответ на обвинения Антонова-Овсеенко Земсков беспристрастно разъяснил

«Вопрос о подлоге можно было бы рассматривать, если бы мы опирались на один или несколько разрозненных документов. Однако нельзя подделать находящийся в государственном хранении целый архивный фонд с тысячами единиц хранения, куда входит и огромный массив первичных материалов (предположить, что первичные материалы — фальшивые, можно только при допущении нелепой мысли, что каждый лагерь имел две канцелярии: одну, ведшую подлинное делопроизводство, и вторую — неподлинное). Тем не менее, все эти документы были подвергнуты тщательному источниковедческому анализу, и их подлинность установлена со 100-процентной гарантией. Данные первичных материалов в итоге совпадают со сводной статистической отчетностью ГУЛАГа и со сведениями, содержавшимися в докладных записках руководства ГУЛАГа на имя Н. И. Ежова, Л. П. Берии, С. Н. Круглова, а также в докладных записках последних на имя И. В. Сталина. Следовательно, документация всех уровней, которой мы пользовались, подлинная» 

 

«Статистика заключенных ГУЛАГа, приводимая А. В. Антоновым-Овсеенко, построена на свидетельствах, как правило, далеких от истины. Так, он, в частности, пишет в упомянутой статье: «По данным Управления общего снабжения ГУЛАГа, на довольствии в местах заключения состояло без малого 16 миллионов — по числу пайкодач в первые послевоенные годы».
В списке лиц, пользовавшихся этим документом, фамилия Антонова-Овсеенко отсутствует. Следовательно, он не видел этого документа и приводит его с чьих-то слов, причём с грубейшим искажением смысла. Если бы А. В. Антонов-Овсеенко видел этот документ, то наверняка бы обратил внимание на запятую между цифрами 1 и 6, так как в действительности осенью 1945 года в лагерях и колониях ГУЛАГа содержалось не 16 млн, а 1,6 млн заключенных.«Как несложно — убрал запятую, запустил число в СМИ — и сотни миллионов человек верят. А когда возник стереотип, никакие доводы разума уже манипулятору не страшны. …Общественное сознание до сих пор отвергает всякую рациональную информацию о действительных количественных масштабах репрессий. А значит, именно их количественная сторона была важна для манипуляторов».

Вот лишь некоторые примеры информационных вбросов в массовое сознание людей, которые приводит в своём учебном пособии С. Г. Кара-Мурза:

«В кулацкую ссылку были отправлены миллионы крестьян» 

О. Платонов пишет: 

«За годы коллективизации и «pаскулачивания» было сослано пpимеpно 7—8 млн. крестьян, несколько миллионов крестьян было заключено в лагеpя и тюpьмы». 

Сегодня имеется настолько дотошно пpовеpенная статистика тюpем и лагеpей, что подобное утвеpждение выглядит нелепо. И что значит «сослано 7—8 млн. крестьян»? Ведь вместе с членами семьи это составляет 35—40 млн. человек! Иногда количество сосланных крестьян выражают тотальным термином: все «справные работники».

Современные архивные исследования, проведённые с перекрестным изучением самых разных, независимых учётных документов дали надежные результаты (самая большая нестыковка данных составила 147 семей). В 1930—1931 годах на спецпоселения («кулацкая ссылка») было выслано 381 026 семей общей численностью 1 803 392 человека. Это — 1,5% крестьянских дворов (официально к кулакам причислялось около 3% дворов).

«Всех советских военнопленных после освобождения из немецкого плена сразу отправляли в ГУЛАГ на Колыму, где они и сгинули»

В последние годы данные о военнопленных были проверены разными методами. В фильтрационных лагерях, созданных в конце 1941 года для проверки бывших в плену военнослужащих, благополучно прошли проверку и были отправлены обратно в армию, во внутренние войска или на работу в промышленность свыше 95% рядовых и сержантов, 4% было арестовано. Из числа офицеров в войска через военкоматы было отправлено 60,4%, в штурмовые батальоны — 36,1%, арестовано — 2,9%. Для офицеров предполагалось более строгое наказание — штурмовые батальоны. Однако и это фронт, а никак не Колыма.

«До 40 процентов крымских татар умерло при транспортировке в места высылки»

Из документов следует, что из 151 720 крымских татар, направленных в мае 1944 года в Узбекскую ССР, было принято органами НКВД Узбекистана 151 529 человек; в пути следования умерли 191 (0,13%). Источники: ГАРФ. Ф. 9479. Оп. 1. Д. 179. Л. 241—242

«Больше половины чеченцев погибло от холода, голода, эпидемий и произвола властей во время депортации» (Рамзан Кадыров в своём инстаграм 23.02.2017)

Во-первых, депортация чеченцев и ингушей была вызвана массовым коллаборационизмом и дезертирством.

Комиссар госбезопасности 2-го ранга Б.З.Кобулов в докладной записке Л.П. Берии:

«Отношение чеченцев и ингушей к советской власти наглядно выразилось в дезертирстве и уклонении от призыва в ряды Красной Армии.
При первой мобилизации в августе 1941 г. из 8000 человек, подлежащих призыву, дезертировало 719 человек. В октябре 1941 г. из 4733 человек 362 уклонились от призыва.
В январе 1942 г. при формировании национальной дивизии удалось призвать лишь 50 процентов личного состава.
В марте 1942 г. из 14576 человек дезертировало и уклонилось от службы 13 560 человек, которые перешли на нелегальное положение, ушли в горы и присоединились к бандам. В 1943 г. из 3000 добровольцев число дезертиров составило 1870 человек».
«Они ведут активную антисоветскую работу, укрывают бандитов, немецких парашютистов. При приближении линии фронта в августе-сентябре 1942 г. бросили работу и бежали 80 членов ВКП (б), в том числе 16 руководителей райкомов ВКП (б), 8 руководящих работников райисполкомов и 14 председателей колхозов».

Из-за массового дезертирства и уклонения от службы весной 1942 года приказом НКО СССР призыв в армию чеченцев и ингушей был отменен.

В 1943 году был разрешен призыв примерно 3 тысяч добровольцев, но две трети из них дезертировало.

Из-за этого не удалось сформировать 114-й Чечено-Ингушскую кавалерийскую дивизию - ее пришлось переформировать в полк, однако и после этого дезертирство носило массовый характер.

По данным на 20 ноября 1942 года, в Северной группе Закавказского фронта было все 90 чеченцев и ингушей - 0,04%.

Полковник Великого Рейха Осману Губе:

«Среди чеченцев и ингушей я без труда находил нужных людей, готовых предать, перейти на сторону немцев и служить им. Меня удивляло: чем недовольны эти люди? Чеченцы и ингуши при Советчкой власти жили зажиточно, в достатке, гораздо лучше, чем в дореволюционное время, в чём я лично убедился после четырёх месяцев с лишним нахождения на территории Чечено-Ингушетии. Чеченцы и ингуши, повторяю, ни в чем не нуждаются, что бросалось в глаза мне, вспоминавшему тяжелые условия и постоянные лишения, в которых обретала в Турции и Германии горская эмиграция. Я не находил иного объяснения, кроме того, что этими людьми из чеченцев и ингушей, настроениями изменческими в отношении своей Родины, руководили шкурнические соображения».

На Кавказе действовала пятая колонна Гитлера, сформировавшая армию коллаборационистов. Султан-Гирей Клыч, возглавлявший Кавказскую дивизию SS, объявлял целью отторжение Сев.Кавказа от России.

Султан-Гирей Клыч (1880, аул Уляп, Российская империя — 16 января 1947, Москва, СССР)
чеченцы на службе у Гитлера

Таким образом, и здесь депортация никак не может быть определена как политически мотивированная.

Цифры погибших при депортации, заявляемые публично Рамзаном Кадыровым, также являются фальшивкой.

Вот исторический документ, проливающий свет на реальные цифры жертв депортации.

Из 493 269 человек депортированных умерло в дороге по причине слабости и болезней 1 272 человека. В процентном соотношении это составляет 0,26%. 

Есть разница - ПОЛОВИНА или 0,26%?

Как видим, тема депортации чеченцев и ингушей, с подачи высших государственных лиц, также овеяна ложью и фальсификацией.

Земсков о масштабах политических репрессий в СССР: сквозь дебри спекуляций, извращений и мистификаций.

«Поразительно именно расщепление сознания:
человек прочтет достоверные документальные данные — и верит им,
но в то же время он верит и «сорока миллионам расстрелянных» Солженицына.
Вот это феномен русского ума».

Процесс фальсификации вопроса о численности заключённых в СССР начал Хрущёв. Он был прекрасно информирован о подлинной численности заключённых ко времени смерти Сталина и сознательно преувеличил её почти в 4 раза.

В Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ) хранятся копии докладных записок руководства МВД СССР на имя Н. С. Хрущёва с указанием точного числа заключённых, в том числе и на момент смерти И. В. Сталина. 

В своих воспоминаниях Хрущёв написал: 

«…Когда Сталин умер, в лагерях находилось до 10 млн. человек»

Мемуары Никиты Сергеевича Хрущёва // Вопросы истории. 1990. № 3. С. 82.

Земсков: 

Если даже понимать термин «лагеря» широко, включая в него также колонии и тюрьмы, то и с учётом этого, в начале 1953 года насчитывалось около 2,6 млн. заключённых.

Источник: Население России в XX веке: Исторические очерки. — М., 2001. Т. 2. С. 183.

Историк, публицист, представитель левого крыла в диссидентском движении в СССР Р. А. Медведев в своей статистике отмечал, что за 1927—1953 годы было репрессировано около 40 млн. человек.  //Медведев Р. А. Наш иск Сталину // Московские новости, 27 ноября 1988 г.

В 1989—1991 годы эта цифра была одной из наиболее популярных при пропаганде «преступлений сталинизма» и довольно прочно вошла в массовое сознание

Земсков: 

«На самом деле такого количества не получается даже при самом расширенном толковании понятия «жертвы репрессий». В эти 40 млн. Р. А. Медведев включил 10 млн. раскулаченных в 1929—1933 годы (в действительности их было около 4 млн.), почти 2 млн. выселенных в 1939—1940 годы поляков (в действительности — около 380 тыс.), и в таком духе абсолютно по всем составляющим, из которых слагалась эта астрономическая цифра».
Эти 40 млн. скоро перестали удовлетворять «растущим потребностям» ЦРУ. По их спецзаказу англо-американские советологи начали отсчёт репрессий с 1917 года, доведя цифру жертв репрессий до 50—60 млн. человек, «физически истреблённых и умерших в результате террора, репрессий, голода, коллективизации и др.»

На первый план в работе по манипуляции общественным сознанием вышел «великий русский диссидент» А. И. Солженицын. Воздействие на население числом он дополнил манипуляцией художественным образом. В итоге сегодня история СССР воспринимается как СТАЛИНЛАГ, или СССР—ГУЛАГ. Солженицынские художественные образы лагерной жизни обрели характер исторических источников в создании политических биографий и повседневной жизни людей в СССР.

Председатель КГБ СССР В. А. Крючков против Солженицына и либеральных журналистов.

В феврале 1990 года в своём выступлении по телевидению Крючков назвал подлинную статистику политических репрессий по учёту в КГБ СССР за 1930—1953 годы: 3 778 234 политических осуждённых, из них 786 098 приговорённых к расстрелу. Выступление было опубликовано в газете «Правда, 14 февраля 1990 года. 

Люди полагали, что ослышались. «На помощь» им пришёл журналист А. А. Мильчаков, Председатель Комиссии Моссовета по отысканию мест тайных захоронений жертв политических репрессий в Москве и области. Возмущённый заявлением Крючкова, что о десятках миллионов политических осуждённых не может быть и речи, Мильчаков заявил: 

«Не знаю, сделал ли он это сознательно. Но я знаком с последними широко распространёнными исследованиями, которым верю…», посоветовав читателям «ещё раз внимательно прочитать произведение А. И. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ», …ознакомиться с опубликованными в «Московском комсомольце» исследованиями известнейшего нашего учёного-литературоведа И. Виноградова. Он называет цифру в 50—60 миллионов человек. Хочу обратить внимание и на исследования американских советологов, которые подтверждают эту цифру. И я в ней глубоко убеждён»

Солженицын продолжал развивать «политическое фантазирование». В июне 1991 года он опубликовал в «Комсомольской правде» своё интервью испанскому телевидению в 1976 году. Ссылаясь на профессора Курганова, Солженицын вводит «новую правду» за полгода до развала СССР:

«С 1917 года по 1959 только от внутренней войны советского режима против своего народа, то есть от уничтожения его голодом, коллективизацией, ссылкой крестьян на уничтожение, тюрьмами, лагерями, простыми расстрелами, — только от этого у нас погибло, вместе с нашей гражданской войной, 66 миллионов человек». 

Всего же по подсчётам Курганова, 

«мы потеряли во Второй мировой войне от пренебрежительного, от неряшливого её ведения 44 миллиона человек! Итак, всего мы потеряли от социалистического строя — 110 миллионов человек!»

Размышления по поводу двух гражданских войн: Интервью А. И. Солженицына испанскому телевидению в 1976 г. // Комсомольская правда, 4 июня 1991 г.

«Лже-историки» А. И. Солженицын и И. А. Курганов. Скажи мне, кто твой друг…

Это Иван Алексеевич Кошкин (Курганов) (1895, д. Займище Шалаховское  — 1980, Нью-Йорк).

Первая часть жизни Кошкина — это путь от левого эсера и участника Кронштадтского мятежа  — к учёному-бухгалтеру в СССР, и.о. Директора Ленинградского финансово-экономического института (1942). Обратим внимание, что никакой «большой террор» его не затронул.

Вторая жизни Кошкина протекала под фамилией «Курганов». Это путь национального предательства и «обличителя» советской системы и коммунизма, карьера американского демографа и историка. 

В марте 1942 года Кошкин вместе с ЛФЭИ был эвакуирован в Ессентуки. После оккупации города немцами с Красной Армией не ушёл. По устным воспоминаниям очевидцев: «Кошкин ожидал от немцев избавления России от большевизма». 

В декабре 1942 года под ударами Красной Армии немцы отступили из Ессентуков, и Кошкин с семьей ушел с ними, сначала во Львов, а затем Берлин. В 1944 году Кошкин сблизился с генералом А. А. Власовым, и стал одним из организаторов Комитета освобождения народов России (КОНР). 

В 1945 году Кошкин бежал на Запад, но был отправлен американскими властями в советский репатриационный лагерь, откуда совершил побег, и вновь был задержан американцами, но на этот раз выдан не был. 

С 1949 года Кошкин поселился в США, где принял фамилию Курганов. Там он первым начал подсчёты потерь советского населения от коммунистического режима. Однако среди учёных, даже эмигрантов, авторитетом не пользовался. 

«И. Курганов является характерным представителем эмигрантской демографической науки. Скорее, следовало бы сказать, псевдонауки»

Максудов С. Потери населения СССР. Вермонт, 1989. С. 155. 

Курганов печатался в журналах власовского толка — «Посев», «Мосты», «Грани», «Новый журнал».

Солженицын выступает в Государственной Думе 28 октября 1994, сразу после своего возвращения из эмиграции.

Кого поспешно реабилитировали Хрущёв и Горбачёв в борьбе сначала со Сталиным, а затем с Советским Союзом

Во время реабилитаций оба «демократа» исходили из базовой цифры — 3 млн. 854 тыс. (точнее — 3 853 900) осуждённых по политическим мотивам за все 73 года Советской власти. От этой цифры отталкивались, рассчитывая количество и удельный вес реабилитированных. Период массовой реабилитации начался с 1953 года, сразу после смерти Сталина, и особенно после XX съезда КПСС 1956 года, осудившего «культ личности» Сталина. 

С 1987 года началась массовая «горбачёвская» реабилитация, значительно превзошедшая по масштабам «хрущёвскую». При Горбачёве реабилитировали всех подряд, так как борьба с большевизмом была признана справедливой. «Невинно осуждёнными» были признаны палачи, расстреливавшие и вешавшие коммунистов, комсомольцев и беспартийных советских активистов.

В итоге из 3 853 900 осуждённых по политическим мотивам (по имеющемуся в ФСБ РФ персонифицированному учёту) к началу 2000 года было реабилитировано 2 млн. 438 тыс. (63,3%) и остались не реабилитированными около 1 млн. 416 тыс. (36,7%). Оказалось, что их просто нельзя реабилитировать ни по советскому, ни по современному российскому законодательству, запрещавшему реабилитацию пособников фашистских оккупантов. Это около 40% осуждённых.

Попытка реабилитировать нацистов в современной России была и не исчезла в настоящее время. В 1996 году решением Главной военной прокуратуры был реабилитирован группенфюрер СС Г. фон Паннвиц, чьи казачьи части участвовали в карательных операциях в Югославии. В 1947 году вместе с другими военными преступниками он был повешен по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР. В 2001 году эта реабилитация была отменена.

Гельмут фон Паннвиц (1898 — 1947) —  группенфюрер СС, генерал-лейтенант войск СС. В 1943 году, по заданию верховного командования германской армии, сформировал коллаборационистскую организацию Казачий стан, которой руководил до мая 1945 года.

Современная Россия пытается не отстать от Европы в почитании нацистов

На Западе

— Мемориальный монумент поставлен в австрийском городе Линц атаманам Краснову, Шкуро, немецкому генералу Г. фон Паннвицу и всем казакам 15-го Кавалерийского Корпуса СС и членам их семей.

— Памятная плита «Воинам Русской Освободительной Армии Власова» установлена в г. Платлинг под Мюнхеном, Германия.

— Мемориальный монумент «Воинам Русского Освободительного Движения и чинам РОА», православная часовня-памятник «Воинам Русского Корпуса, воевавшим на Балканах в 1941—1945 гг», г. Ново-Дивеево, предместья Нью-Йорка, США.

— Католический храм Пресвятой Богородицы посвящен памяти казаков 15-го Кавалерийского Корпуса СС немецкого генерала Г. фон Паннвица — Северная Италия, поселок Тимау, область Фриули.

— Крест-памятник «Воинам Русской Освободительной Армии (РОА)» установлен на Ольшанском кладбище — Прага, Чехия.

В Российской Федерации

— Мемориальная плита, посвящённая фон Паннвицу, А. Г. Шкуро, П. Н. Краснову, Султан-Келеч-Гирею, Т. Н. Доманову и др.; «Воинам русского общевоинского союза, русского корпуса, казачьего стана, казакам 15 кавалерийского корпуса СС, павшим за веру и отечество» установлена в храме «Всех Святых», г. Москва, Ленинградский проспект д. 73а.

— В 1994 году по благословению патриарха Алексия II у храма Всех Святых воздвигли памятник «Генералам Российской императорской армии». 8 мая 2007 года памятник был разрушен антифашистами, но позже восстановлен.

— 4 августа 2007 года в станице Еланской (Ростовская область) состоялось открытие и освящение Мемориального комплекса «Донские казаки в борьбе с большевиками» и памятника П. Н. Краснову. В Мемориальный комплекс входят музей и архив.

— Мемориал «Примирения народов» у Храма Всех Святых в Москве. РПЦ решила примирить фашистов и антифашистов, «белых» и «красных».

3 декабря 2003 года в г. Сальске Ростовской области открыт памятник белому генералу С.Л. Маркову, популярный среди русских неофашистов.

Непонятно одно:  зачем увековечивать память нацистских палачей? И почему нельзя увековечивать память советских воинов и Сталина, победивших фашизм?

Мы должны задуматься: «примирение» — это тщательно замаскированная попытка заставить нас незаметно, без боя, отказаться от демократических завоеваний советского народа в Октябрьской революции и от его Победы над фашизмом.

24 февраля 2017

2

Комментарии (0)