Институт научных исследований третьего тысячелетия

«Совместный парад Красной Армии и вермахта», которого не было

 22 сентября 1939 года Германия передала Советскому Союзу Брест-Литовск.

Как известно, согласно гитлеровскому плану создания германской «расовой империи», Польша должна была стать частью «мощного, твёрдого как сталь, ядра из 100 миллионов немцев». Также в «фундамент великой Германии» включались Прибалтика, Финляндия, Венгрия, Хорватия, Румыния, ряд южнорусских и кавказских территорий. Согласно замыслу нацистов, на подконтрольных территориях следовало развернуть расовую оккупационную политику и создать стратегический плацдарм для наступления на СССР — «освобождения жизненного пространства для немецкой нации».

Гитлер планировал провести классификацию населения на категории: фольксдойче получали привилегии, поляки лишались гражданских прав, а евреи, цыгане, слабые здоровьем — подлежали уничтожению.

Для местного населения предусматривалась 12-часовая трудовая повинность, а Германии должны были отойти угольные шахты и рудники, промышленные предприятия, запасы и производство хлеба, а также банки.

 

На территориях немецкой оккупации следовало проводить политику национальной розни: выделять нацменьшинства, и нанимать их в качестве полицаев, и пр. На оккупированные территории Рейх планировал переселить несколько миллионов немцев. Впоследствии, с оккупацией Польши, эти планы были полностью реализованы.

Тем временем, Советскому Союзу требовалось ещё как минимум четыре года на полное перевооружение армии, чтобы дать отпор уже очевидно неизбежному вторжению Германии (это при том, что усиленно реализовывались пятилетки, а на оборону шла половина национального бюджета; к отражению готовились день и ночь). Также необходимо было сдержать расовую политику Гитлера на территориях Восточной Европы и не допустить использования стратегических ресурсов этих территорий.

В этих условиях НКИД СССР пытался достичь заключения антигитлеровского соглашения с Англией и Францией, с гарантией безопасности восточноевропейским государствам. Однако те предпочли изоляцию СССР и провальную чемберленовскую «политику умиротворения» Гитлера. На фоне такой ситуации успехом внешней дипломатии СССР стал Договор о ненападении с Германией от 23 августа 1939 г. (т.н. «пакт Молотова-Риббентропа»). Он определял гарантированную линию, которую германские войска не имели права пересекать.

В ходе вторжения нацистской Германии в Польшу 14 сентября 1939 года Брест-Литовск был занят XIX-м моторизованным корпусом вермахта под командованием генерала Гудериана.

Однако, в ходе реализации положений Договора о ненападении, уже 20 сентября Германия и СССР согласовали временную демаркационную линию между своими войсками, согласно которой Брест отходил в зону советского влияния.

21 сентября в город вошла 29-я отдельная танковая бригада Красной Армии под командованием Семена Моисеевича Кривошеина, которая получила приказ принять от немцев Брест.

Официальная процедура передачи Бреста была назначена на 22 сентября 1939 года. Генерал Хайнц Гудериан принял регламент, предложенный Кривошеиным: в 16 часов части вермахта в походной колонне, со штандартами впереди, покидают город, советские части в походной колонне вступают в город, останавливаются на улицах, где проходят немецкие полки, и своими знаменами салютуют проходящим частям. Оркестры исполняют военные марши.

В 10 часов утра 22 сентября 1939 года германский флаг над Брестом был спущен. Во второй половине дня немцы организованно и без эксцессов вышли из города.

В 16 часов 22 сентября Гудериан и Кривошеин поднялись на невысокую трибуну. Перед ними строем с развернутыми знаменами прошла немецкая пехота, затем моторизованная артиллерия, потом танки. На бреющем полете пролетели около двух десятков самолетов.

Вывод немецких войск из Бреста, при котором присутствовали красноармейцы, антироссийские пропагандисты называют «совместным парадом» войск Германии и СССР, хотя совместного парада не было — советские войска никогда не проходили торжественным маршем по городу вместе с немецкими.

Миф о «совместном параде» широко используется в антироссийской пропаганде для доказательства «союза СССР и Германии» (которого не было) и отождествления нацистской Германии и СССР. Это возмутительная и кощунственная идеологическая линия западной и «неовласовской» пропаганды в последние десятилетия.

Интересно само историческое фото Гудериана и Кривошеина на трибуне. Оба понимают, что война между немцами и советскими людьми — лишь вопрос времени, и скоро оба будут сражаться друг против друга. Но не в этот день...

Гудериан был спасён союзниками от Нюрнбергского трибунала, и затем работал военным советником в Западной Германии, умер от болезни в 1954 году в 65 лет.

Семен Моисеевич Кривошеин, вступивший в РККА в 1918 году, бивший ещё Деникина и Врангеля, прошёл всю Великую Отечественную войну, отличился в Курской битве, освобождал Украину, Белоруссию, Восточную Европу, и дошёл до Берлина.

В 1945 г. за умелое командование и личное мужество С.М. Кривошеин награждён званием Героя Советского Союза. После войны преподавал в Военной академии имени Фрунзе. Умер в 1978 году в Красногорске в возрасте 78 лет.

20 октября 2017

0

Комментарии (0)